Показать меню
Работа в темноте
Канн 2018. Цзя Чжанке и книга перемен
Xstream Pictures - MK Productions - ARTE France Cinéma

Канн 2018. Цзя Чжанке и книга перемен

О фильме "Пепла цвет – чистейший белый"

12 мая 2018 Вероника Бруни

В пятый раз в каннском конкурсе Цзя Чжанке – великий китайский рулевой машины времени. В "Печати греха" он заводит ее на отшибе 90-х и отправляется куда-нибудь в 2025-й, а в 2013-м получает за это каннский приз.

Из 1994-го в 2014-й перетекали пейзажи и менее плавно персонажи фильма "И горы сдвигаются с места", а в 2015 году его автору вручили "Золотую карусель" – почетный приз за творчество, присуждаемый каннской программой "Двухнедельник режиссеров", где начинали лучшие представители цеха, включая Чжанке.

 

Цзя Чжанке

 

Сюжетом ныне классических "Платформы" (2000), "Мира" (2004) и "Натюрморта" (2006) был все тот же бросок через эпоху и выброс ностальгии в опасной концентрации. Обреченные миры неспешно сгорают в его фильмах, оставля по себе самую сильную любовь – к несуществующему.

В новом фильме "Пепла цвет – чистейший белый" (Ash Is Purest White), только что показанном в каннском конкурсе, долговечны только холмы, где в 2001-м году гуляют герои, но и их, возможно, застроят.

Цзяо, героиня артистки Чжао Тао, девчонка с челкой, любит гангстера Биня. Времена гангстеров стали историей, чего Бинь и его братство не заметили и играют по старинке, а также в маджонг. Насколько безнадежно Бинь отстал от времени, ему напомнит орда подростков, долго убивая его на глазах у Цзяо. Она его отобьет, выстрелит в воздух и сядет на пять лет за хранение оружия. И тоже, в свою очередь, отстанет.

 

Xstream Pictures - MK Productions - ARTE France Cinéma

 

Через пять лет ее заключения воздух в Шаньси станет другим. Ее кожа и волосы в хвостик, вся она окажется чужой новому миру. Сама ее любовь станет старьем. Цзяо узнает боль, которую время оставляет взамен унесенных лиц, походок, прогулок и переулков. Холмы пока на месте, но так даже больнее. Бинь потеряет все, включая самоуважение и не посмеет быть с ней. Будет с другой.

Когда боль выгорит, осядет кучкой очищающего пепла, Цзяо нагонит время, в ладони засветится смартфон, по углам заведутся камеры наблюдения, приползет увечный Бинь, больше-то некуда, и снова исчезнет. Его состояние "некуда" в отличие от любви не лечится и не проходит.

Самый первый сполох нового времени мигнет огнями инопланетных кораблей над ветхим индустриальным фондом, над обглоданным модернизацией пейзажем. У Цзя Чжанке реальность всегда сдвигается, и это непоправимо. Казалось бы, в кадре повседневный быт, городская реальность, и всё своим ходом, как река Янцзы. Странность проступает внезапно сквозь привычный образ мира затопленными городами, залетными тарелками и навсегда отделяет привычное от настоящего, в котором и не заметишь, как оказался.

 

Xstream Pictures - MK Productions - ARTE France Cinéma

 

Чем ближе Чжанке в своих историях придвигается к человеку и его скрытой боли, чем дальше он от социальных прослоек и экономических вех, тем увереннее некая неуловимая странность отодвигает с первого плана реалистические и исторические детали, какими были перенасыщены, к примеру, его "Натюрморт" и "Платформа". Странность человеческих чувств проявляется в кино Чжанке тем, что это именно они легонько сдвигают ландшафты, меняют лицо реальности. Только так его деликатная камера смеет показать трансформацию сердец. Двигаясь во времени, документальное становится фантастическим, сердце – пепельно-белым.

См. также
Все материалы Культпросвета