Показать меню
Работа в темноте
Канн 2018: Ли Чан Дон и Мураками
Ли Чан Дон. Обоженный. Pinehousefilm

Канн 2018: Ли Чан Дон и Мураками

О фильме "Пылающий" и о жжет-не жжет

16 мая 2018 Вероника Бруни

Южнокорейский гений Ли Чан Дон снял новый фильм "Пылающий" (Burning) по старому и не очень известному рассказу Харуки Мураками "Сжечь сарай", незаметному, как сарай,  посвященному одиноким сараям и людям, на них похожих. 

 

 

 

Рассказ с таким названием – Barn Burning – есть и у Фолкнера. В фильме Ли Чан Дон заменил сараи на более привычные корейцам теплицы, но именно Фолкнер – любимый писатель главного героя, молодого человека, тоже собирающегося быть писателем. Его отец, будто герой Фолкнера, за вспышку насилия отдан под суд. То, что произойдет с сыном – как раз и могло бы стать настоящей книгой, полной поэзии, тайн и жуткой тревоги. Возможно, это она и есть, будущая книга, и вся история разгорается в воображении молодого человека.

Чжон Су встречает Хаэми в большом Сеуле. Детьми они жили в поселке у границы с Северной Кореей. Хаэми видела в Чжон Су героя. Тот не может вспомнить ее совсем. Она так бы и смотрела на него теми же глазами. Но Чжон Су не герой, а вроде писатель. В жизни Хаэми он остается наблюдателем, и даже когда поймет, как она ему близка, уступит девушку ее новому приятелю, с которым она познакомилась в Африке. Любовник Хаэми богат и очень мягкого кроя, как у самых дорогих изделий. Он пресыщен, и Хаэми занимает его постольку, поскольку чувствует остро, ее ощущения не притупились от жизни, и ей знаком голод из африканских песен, гнавший человека к познанию. Однажды Хаэми исчезнет, а Чжон Су попытается разгадать, как это связано с хобби ее любовника поджигать никому не нужные теплицы.

 

Ли Чан Дон. Festival de Cannes 2018

 

Ли Чан Дон – автор великолепных "Оазиса", "Тайного сияния" и награжденной каннским призом за сценарий "Поэзии" (Poetry), со времен которой прошло уже 8 лет. В "Оазисе" находили рифму друг к другу мальчик и девочка с особенностями развития. В "Поэзии" бабушка, забывающая слова, убегая от Альцгеймера училась писать стихи и стала поэтом, всем существом пережив самоубийство соседской девочки, которую привычно насиловали одноклассники, в том числе бабушкин внук. В "Поэзии" звучат любительские, графоманские стишки, но само кино воссоздает по фрагментам несказуемой жизни историю появления, генезис поэтического текста.

В новом фильме много поэтической меланхолии, которая при этом крепится к ненавязчивому, но живо и ярко схваченному социальному фону, где общество переполнено Гэтсби, а жизни остальных предназначены в мусор, в напрасную топку.

 

Ли Чан Дон. Пылающий. Pinehousefilm

 

Среди незабываемых навегда эпизодов поиски воображаемого кота, для которого оставлены настоящий лоток и еда, пантомима с мандаринами, про которые надо забыть, что их нет, - это впрочем из Мураками. Ожидание и мгновенный маршрут по комнате солнечного луча, отразившегося от соседней башни, как скудный, но тем более ошеломляющий всплеск маленькой и путаной любви Чжон Су к Хаэми, в которой ему не под силу себе признаться. Душераздирающий, но и комичный танец обкурившейся и что-то там воображающей Хаэми на закате всего.

Кажется или так и есть, но вместо поэзии как глобального замысла существования нам предложена метафора воплощения человеческой жизни, как недолго горящего сооружения, и этого так недостаточно от режиссера вроде Ли Чан Дона. Зато на месте простого сарая Мураками в пару-другую страниц он громоздит почти романный формат, заменяет недосказанность детективным расследованием и делает это грандиозно. Но вся вторая половина фильма могда бы отправиться в корзину (после прочтения сжечь), и я бы ничего не почувствовала. Смотреть, как будущий писатель Чжон Су ловит и зачерпывает руками пустоту, разрушая все, на чем держатся хорошие книжки, почему-то совсем не больно, не горячо, не лихорадит.

Корейское слово "поэзия", кстати, пишется всего одним знаком. 

 

См. также
Все материалы Культпросвета