Показать меню
Работа в темноте
Канн 2018. Итоги и Годар
Магазиные воришки. 2018 Fuji Television Network/Gaga Corporation/Aoi Pro. Inc.

Канн 2018. Итоги и Годар

О фестивальных призах

19 мая 2018 Вероника Бруни

Золотая пальмовая ветвь у "Магазинных воришек" (Manbiki kazoku) Хирокадзу Кореэды, неожиданно анархистского взгляда на человеческие связи. Японский режиссер снял чувственный фильм о структуре не столько социального, сколького экзистенциального тела, которое образуют люди в поисках обогрева и для выделения тепла. Это не та привычная фигура семьи с классической геометрией привязанностей, где валентности продиктованы родственной биохимией, а хрупкая нестабильная система, где родство определяется не кровью, а способностью и необходимостью любить, делиться и разделить свою участь с другими. Мужчины, женщины, дети, старики, нищеброды и босяки образуют в фильме фиктивную семью, где бабушка чужая, дети приемные, а взрослые живут на пособие давно мертвого человека. Зритель узнает об этом настолько не сразу, что новые обстоятельства идут вразрез с почти продиктованной сентиментальностью.

 

Хирокадзу Кореэда. Магазинные воришки. 2018 Fuji Television Network/Gaga Corporation/Aoi Pro. Inc.

 

Из идиллии Кореэда перемещается в зал суда, проверяя испытанные чувства силой сухих фактов. Все, что делает Кореэда, всегда крайне просто, но требует очень непростых вещей от зрителя, мобилизации нестереотипного восприятия сложишегося порядка вещей, критической работы с нормой. Как и Майк Ли или Кен Лоуч, он делает редкий по нашим временам аналитический кинематограф, но ткань его – плоть и кровь бытийной химии, неповеряемой логикой, чья периодическая таблица элементов может быть открыта лишь ценой прожитой жизни. Чтобы восполнить нехватку тех или иных элементов, можно на этот раз пойти в кино, где как и в фильме 2004 года "Никто не узнает" у Кореэды не синтезировано ни одной искусственной ткани.

 

Капернаум. Режиссер Надин Лабаки

 

Приз жюри достался Надин Лабаки за "Капернаум" (Cafarnaúm), где история человеческой близости и родства помещена в тяжелый социально-политический контекст многострадальной жизни Бейрута. 12-летний мальчик подает в суд на родителей за то, что дали жизнь своим детям в мире, безразличном к тому, ребенок ты или взрослый. Фильм об эксплуатации слабейших и сам не чужд эксплуатации, но органика детского присутствия на экране, чистого и младенчески неподдельного в каждом кадре, создает мощное поле эмпатии и киногении.

 

Адам Драйвер и Джон Дэвид Вашингтон. Черный клановец. Режиссер Спайк Ли

 

В "Черном клановце" (BlacKkKlansman) Спайка Ли, получившего Гран-при, принадлежность человека к роду-племени разворачивается в гротеске и историческом масштабе. Спайк Ли возвращается в семидесятые годы, отправляя превосходных артистов Адама Драйвера и афроамериканца Джона Дэвида Вашингтона в полицию, где они, еврей и чернокожий, раскрывают пародийную банду ку-клус-клана, внедрившись в ее верхушку.

Лучшим режиссером признан Павел Павликовский, чья "Холодная война" (Zimna wojna) выглядит виртуозным упражнением в стиле, и котором мы подробно писали в первые дни фестиваля.

 

Самал Еслямова. Сергей Дворцевой. Айка

 

Среди артистов призеров нет звезд. Приз за женскую роль получила Самал Еслямова, сыгравшая в "Айке" Сергея Дворцевого стойкое сердце среди разлада человеческих связей, в разобщенном, буквально, снегами и холодом московском мире. Лучшей мужской ролью признана работа Марчелло Фонте в "Догмене" (Dogman) Маттео Гарроне, малоизвестного за пределами Италии комика, сыгравшего такое же одинокое, собачье сердце.

 

Маттео Гарроне. Догмен. Archimede S.R.L. - Le Pacte S.A.S

 

Приз за лучший сценарий разделили "Счастливый Лазарь" (Lazzaro felice), Аличе Рорвакер, о которм мы рассказывали раньше, и "Три лица" (Se rokh) Джафара Панахи. Опальный иранский режиссер снимает фильм о фильме. Вместе с известной актрисой Бехназ Джафари он направляется в горное село, откуда получил видео с просьбой о помощи: исчезла девушка. Фильм от первого лица всматривается в черты двух других - знаменитой до революции артистки, от которой осталась лишь легенда и фотографии, и юной беглянки, которой, возможно, предстоит легенда. Эти линии сводятся Джафаром Панахи в квазидокументальный трагикомический этюд о расслоении времени для женщин, вынужденных обитать в варварском каменном веке.

 

Книга Образов. Режиссер Жан-люк Годар. 

 

Почетная Золотая Пальмовая ветвь "Книге образов" (Le livre d’image), своего рода Книге Бытия от 87-летнего Жан-Люка Годара выглядела бы еще почетнее, если бы называлась "Пальмой пальм" – призом, который в Канне вручали лишь однажды – Ингмару Бергману. Первым лауреатом Почетной пальмовой ветви стал в 2011 году Бернардо Бертолуччи, никогда прежде не получавший каннских наград. Годар собирает снятые другими изображения в коллаж-пятерик, по числу пальцев на руке, а звук рассеивает в углах кинозала, создавая эффеект едва ли не шепота на ухо, прорывающегося сквозь помехи. Это грандиозный поток образов нечленимого авторства, портрет визуальной ноосферы, живущей по законам стихии, имя которой - созание. Годар наделяет его структурой, но это все та же органическая структура, скорее похожая на хаос, где деформации, обрывочность и случайность образов – свидетельство ее жизнеспособности, триумф того, что не принадлежит речи, но живет своей жизнью, несводимый к высказываниям язык, дом бытия.

 

Нури Бильге Джейлан. Дикая груша

 

Что же касается личных пристрастий, наша Золотая пальма растет на "Дикой груше" (Ahlat agaci) Нури Бильге Джейлана, где из чеховских ростков рождается роман, и через спелое великолепие осени, где каждый лист на просвет очерчен, идут по дороге и неспешно беседуют молодй герой и два имама. И это рифма к его ранней работе "Городишко", где молодой мужчина говорил старикам: "Я не понимаю мелочные людские интересы, они кажутся мне чужеродными и угрожающими". Джейлан много лет экранизирует это непонимание, настаивая на разговоре о способах жить, которому не дано прерваться. 

См. также
Все материалы Культпросвета