Показать меню
Дом Пашкова
Франсуа Озон в новой книге Андрея Плахова
Франсуа Озон. В доме. 2013

Франсуа Озон в новой книге Андрея Плахова

Фрагмент о фильме, в котором французский средний класс погружается в пучину сексуальных провокаций, а зритель – в круговорот синефильских цитат

28 ноября 2018

В издательстве "Сеанс" вышла новая книга Андрея Плахова, посвященная французскому режиссеру Франсуа Озону, на наших глазах проделавшему эволюцию из постмодернистов конца 90-х годов в классики мирового кинематографа. Ведущий отечественный кинокритик рассказывает об Озоне как о наследнике миновавшего золотого века европейской культуры, свободно распоряжающемся идеями, приемами и стилями от драматурга эпохи Просвещения Пьера де Мариво до режиссера "новой волны" Эрика Ромера.

Книга будет продаваться на открывающейся в Москве ярмарке Non/fiction. 30 ноября Франсуа Озон собственной персоной представит ее в Центре документального кино, где будут показаны его короткометражные фильмы, а также 1 декабря в Культурном центре Андрея Вознесенского, где вместе с ее героем книгу презентуют Андрей Плахов и редакция "Сеанса".

Предлагаем вам фрагмент книги, посвященный фильму 2013 года "В доме".

 

 

 

ТИХИЙ ВУАЙЕР

Неброское, маловыразительное название "В доме" точно определяет тему фильма, да и вообще всего творчества Франсуа Озона, одной из вершин которого этот фильм, по моему убеждению, является. В доме, то есть в одном и том же замкнутом помещении, чаще всего заселенном семьей, разыгрывается действие "Крысятника", "8 женщин", "Бассейна", "Рики", "Убежища", "Отчаянной домохозяйки". Тихий вуайер Озон любит наблюдать за тем, что происходит в кругу семьи, и обнаруживать в идиллическом семейном интерьере скрытые драмы, комедии и трагикомедии. Правда, в данном случае сюжет завязывается в лицее на уроке литературы, но только для того, чтобы познакомить нас с главными героями истории, основная часть которой вскоре замкнется в стенах частного жилища. Жермен (Фабрис Лукини) – учитель словесности, фанат стиля, его кумиром является Флобер, кто же еще.

 

Франсуа Озон. В доме. 2013

 

На фоне лишенных воображения учеников, кропающих бездарные сочинения, яркой звездой разгорается Клод (Эрнст Умоер). В своих домашних работах он описывает визиты в дом к своему однокласснику Рафа – но как описывает! Читая вечерами эти вдохновенные опусы, Жермен испытывает настоящий кайф эстета, граничащий с сексуальным возбуждением. Под предлогом, будто он хочет помочь Рафа (Бастьен Угетто) с тригонометрией, Клод проник в его дом, пропитанный характерным запахом женщины из среднего класса. И описал этот дом с талантом великого стилиста, с бесстыдством ловца человеческих душ. Маму Рафа играет Эммануэль Сенье, жена и муза Романа Поланского, и Клоду, выходцу из бедной семьи, ничего не останется, как затащить эту утонченную буржуазку в койку. Еще, кажется, немного – и жертвами чар Клода станут остальные члены семьи. Ведь мы уже в курсе, что бисексуальность – нормальное и весьма распространенное явление в мире Франсуа Озона, и если, скажем, отец Рафа выглядит на первый взгляд стопроцентным мачо, можно не сомневаться, что скоро он превратится в ходячую карикатуру, а то еще, глядишь, сменит сексуальную ориентацию. Помимо главного, в фильме есть другой дом, где обитает Жермен со своей бездетной супругой Жакки (Кристин Скотт Томас), работающей в музее современного искусства. Ей-то и предстоит стать еще одной жертвой Клода: неизбежная благодарность ученика учителю, лелеявшему его талант до такой степени, чтобы пойти на служебное преступление.

 

Франсуа Озон. В доме. 2013. Фабрис Лукини и Кристин Скотт Томас

 

"В доме" соединяет знакомые мотивы и стилистические приемы Озона, но соединяет в неожиданной комбинации и в новом контексте. Фильм бравирует присущим французской литературе духом галантных игр, интриг и манипуляций. Попутно Озон распространяет свой сарказм на современное искусство, комбинирующее пенис со свастикой и практически стирающее границу между музеем и секс-шопом. Балансируя между страстной мятежностью "Теоремы" Пазолини и мудрым конформизмом Вуди Аллена, французский режиссер высмеивает средний класс, заставляя его погрузиться в пучину сексуальных провокаций и разоблачительных синефильских цитат. Уже достаточно давно Озон занял свою позицию в обширном режиссерском диапазоне, на полюсах которого расположились Альмодовар и братья Дарденны. Он делает иногда по два фильма за сезон, мгновенно переключаясь с одной на другую частоту. Чем глубже он утопает в мейнстриме, тем больше вылезают наружу его травмы и внутренний надлом (одна из ключевых тем — невозможность иметь детей; именно поэтому его так тянет в дома и семьи). Тень одного фильма падает на другой — так складывается цепь "моральных историй". По сути, перед нами наследник – пусть не вполне законный -- Эрика Ромера. Не случайно еще юношей игравший в ромеровских притчах Фабрис Лукини стал теперь любимым актером Озона. Премьера "В доме" состоялась на юбилейном 60-м фестивале в Сан-Себастьяне, и именно этой картине был присужден главный приз "Золотая раковина". И хотя Озон подчеркивает свое безразличие к наградам, признание всегда стимулирует, а тенденциозное неприятие травмирует. Сан-Себастьян – не Канны, не Венеция, не Берлин -- первый из фестивалей оценил талант режиссера. Именно здесь состоялась премьера фильма "Под песком", где Озон дал новый импульс увядавшей в ту пору карьере Шарлотты Рэмплинг. Это был и важный шаг в движении самого режиссера от хулиганских пастишей к глубокому постижению женской психологии. Потом он вернулся в Сан-Себастьян с картиной "Убежище", где поразительно сыграла Изабель Карре, пополнив и без того внушительный список французских актрис, выбравших Озона своим режиссером. После фильма "В доме" к ним добавились Кристин Скотт Томас и Эммануэль Сенье.

Андрей Плахов. Озон. Издательство Сеанс, Санкт-Петербург, 2018

См. также
Ольга Чехова

Ольга Чехова

Фрагмент книги историка Марка Кушнирова, где будущая кинозвезда прибывает в Берлин с фамильным бриллиантом под языком

Все материалы Культпросвета