Показать меню
Работа в темноте
Дождь как пение и представление
Португалка. 2019

Дождь как пение и представление

О фильмах 17 фестиваля "Дух огня" в московской программе кинотеатра "Иллюзион"

4 марта 2019 Вероника Бруни

С 5 по 10 марта в "Иллюзионе" можно увидеть отменную программу, собранную для конкурсных и внеконкурсных показов фестиваля дебютов в Ханты-Мансийске его кураторами Борисом Нелепо и Анисьей Казаковой. Настоящий магический хоровод духов – добрых и злых, древних и современных.

Вот выбор "Культпро".

 

Монровия, Индиана. Monrovia, Indiana. Режиссер Фредерик Уайзмен

42-й документальный фильм Уайзмена "Монровия" посвящен будням и праздникам одноименного маленького поселения – сердца белой Америки, где голосуют за республиканцев. В Монровии, штат Индиана, есть тату-салон и масонский орден, школьный хор и парикмахерская, ветеринарная служба и дайнер. Городской совет обсуждает расширение территорий урбанизации, но перемены ждут лишь  библиотеку, здесь появится еще одна скамейка.

После "Публичной библиотеки Нью-Йорка", где библиотека предстала городом в городе, Фредерик Уайзмен снял портрет городка, который бесперебойно функционирует как единый комбинат по производству того, что называют american spirit, "американским духом", ГОСТы которого Уайзмен, по обыкновению, не комментирует, просто показывает, как затылки и виски  мелким школьникам тут выбривают по образу и подобию взрослых амбалов.

 

Монровия, Индиана. 2018

Это сдержанная и даже улыбчивая эпитафия американскому духу – в очень светлых тонах. Фильм, действительно, заглядывает на панихиду и оканчивается на кладбище, ничем, впрочем, не выдавая, что в воздухе Монровии витают призраки, старость и смерть. Аналитический импрессионизм Фредерика Уайзмена  всегда опирается на ритуалы, на этот раз – не только повседневной текучки: за стрижкой хор, за хором заседание, затем прощание с дорогой усопшей. Это еще и удивительный обряд награждения масонов за выслугу лет, в чем-то похожий на соответствующую комическую сцену в "Черном клановце" Спайка Ли. Масонский ритуал невольно выглядит автопародией, похоронный – намеренно бодр. Пастор на поминальной службе держится заправским стэнд-ап комиком, воодушевленный намерением ободрить друзей и близких покойницы. "Монровия" и есть спокойный реквием старому духу идеологического позитивизма, который в своей простоте хуже воровства.

В "Монровию" можно погружаться как в медитацию, жаль, что она быстро заканчивается. Уайзмен отснял около 120 часов материала, в фильм вошли 2 часа 20 минут. Безупречный триумф режиссерской воли!

 

Португалка. A portuguesa. Режиссер Рита Азеведу Гомеш

"Португалку", как и "Монровию", в Ханты-Мансийске показывали вне конкурса, а ее мировая премьера состоялась в программе "Форум" Берлинского кинофестиваля. Рита Азеведу Гомеш – настоящий матриарх португальского кино, она работала с Мануэлем де Оливейрой и Раулем Руисом.

 

Португалка. 2019

История, рассказанная великим австрийским модернистом Робертом Музилем в "средневековой" новелле об Изабелле Португальской, положена на вызывающе театральный лад. Но все сцены из жизни благородной рыжей дамы, чей муж живет на войне и войной, ее придворных, среди которых повляется изысканный Пьер Леон, вписаны в подлинные руины старой крепости, заплетенные кустарником, излучающие дикую, неподвластную более реалистичной манере, магию времени. Это режиссура высшей пробы, вызывающе свободная в ее чарующей искусственности. Настоящее пиршество глаз и ума. 

 

Дождь – это пение в деревне мертвых. The Dead And The Others. Режиссеры Жуау Салавиза и Рене Надер Мессора

Впервые показанный в каннской программе "Особый взгляд" фильм получил специальный приз жюри в Канне и приз Гильдии кинокритиков на "Духе огня" с формулировкой: за тонкий сплав документальной реальности и поэтической выразительности киноязыка.

 

Дождь – это пение в деревне мертвых. 2018

Созданный в бразильско-португальской копродукции он находит своих персонажей среди индейцев племени крахо. На севере Бразилии жизнь Ияка, сына шамана и молодого мужа местной красавицы, колеблется на границе двух миров – живых и духов. В мир духов уходит его отец, и теперь ему самому придется стать их частью, его тоже ждет судьба шамана, он призван богами. Ияк сбегает от сельвы и нежеланной судьбы в город, расставаясь с любимой семьей и маленьким сыном, чтобы сохранить себя для них и скрыться от богов. Сюжетом фильма становится хрупкий баланс древних верований и уверенности цивилизации в своих правах. Пропитавшись современностью, Йак становится недосягаем для духов, пока верит в правильность своего выбора. Но боги не забыли его и голосом отца зовут совершить погребальный обряд к водопаду в чаще. Это голос красоты и ужаса, природы и вечности, перед которыми пасует цивилизация и которыми наслаждается кинематограф Салавизы и Мессоры, следующий великим ритуалам искусства и документальной точности образа.

 

Тумбад. Tumbbad. Режиссеры Рахи Анил Барве и Адеш Прасад

Волшебный "Тумбад" – почти что "Золотое путешествие Синдбада". Абсолютный хит из конкурсной программы, красочное индийское преломление теории орануса из Виктора Пелевина. Оргиастическое погружение в утробу богини роскоши, где голодные демоны в обмен на питание извергают из задниц золотые монеты, но сожрут, стоит зазеваться.

 

Тумбад. 2018

Сказочная комедия и фильм ужасов сливаются в энергичном зрелищном спазме. Великий вечный дождь проклятья накрывает развалины старинной усадьбы, где располагается тайный ход в миф и сокровищницу. Сталкер Винаяк и его подросший сын продолжают традицию рода и погружаются в жуткий аттракцион с непредсказуемыми дьявольскими трюками. Шик, блеск, смех, ярость, алчность, сырость, нарочито наивные спецэффекты и мудрый призыв не будить лихо.

 

Мир полон тайн. The World Is Full of Secrets. Режиссер Грэм Свон

Экспериментальный сон в летнюю ночь, где все самое жуткое рассказано, вместо того, чтобы быть показанным, но парадоксальным образом увидено как въяве. Хотя на экране только лица, и этого вдруг достаточно, чтобы создать атмосферу тайны, морока и саспенс. В 1996 году американские школьницы с брэкетами травят жуткие байки. Одна оказывается реальнее самой реальности.

 

Мир полон тайн. 2018

Игра режиссера Грэма Свона в повествование и жанр захватывает едва ли не с той же силой, что и легендарный "Пикник у Висячей Скалы" Питера Уира. Игра всех артисток-подростков превосходна, от их лиц, простодушно-томных ужимок, всплескивающих жестов и детски наигранного ужаса невозможно оторваться. Один из немногих фильмов-волн, поймав которую, невозможно соскочить с гипнотического ритма. Текст фильма дан в превосходном литературном переводе Андрея Карташова в субтитрах.

См. также
Все материалы Культпросвета