Показать меню
Художества
Автопортрет с оранжевой миской

Автопортрет с оранжевой миской

По 26 января в Москве работает выставка «Магия голландского реализма»

17 января 2014 Людмила Бредихина

До этой выставки в Пушкинском я не слышала о Харри ван дер Вуде, герое "Автопортрета с оранжевой миской". Теперь я знаю, что родился Харри в 1963 году и окончил Академию Минервы в Гронингене, что на севере Голландии. Живет и работает в Амстердаме, и если верить очень краткой биографии в каталоге, «вдохновение черпает из собственного жизненного опыта, используя в качестве сюжетов значимые события и связанные с ними эмоциональные переживания».

Ещё удалось узнать, что Харри коллекционирует разные вырезки из газет и находки, типа раздавленной засохшей лягушки, складывая то и другое в специальные альбомы. Эти альбомы — ещё один источник вдохновения.

Давным-давно художник Пейке Кох (1901–1991), нидерландский старейшина «магического реализма», предложил считать, что изображает этот реализм те явления, которые «возможны и всё же неправдоподобны». А сюрреализм — те, которые невозможны, «не существуют и не могут существовать».

Действительно, если взять знаменитую картину самого Коха «Сбор урожая» (два метра на два с половиной), в ней нет ничего невозможного. Невеселые люди по лесенкам, уходящим в небеса, забираются на деревья неопределимой породы и что-то ищут в густой тёмной листве. Никаких следов урожая нигде не видно, но солнце светит ярко и все хорошо.

И другие магические авторы не удивят вас тем, что не существует и существовать не может. Все мы знаем, что нет ничего невозможного в голом юноше на брусчатке! А что особенного, если девушка залезла на стол и стоит там на четвереньках? Или девочка в ренессансном наряде стоит над землей на высоте птичьего полёта (просто позировала в каком-нибудь голландском замке на высоком холме).

Или картина называется «Чайка», а изображён трамвай. Детский прикол — чайка улетела. А натюрморты вообще любые возможны, хоть с тыквами, хоть с пилой. Или, например, Филип Акерман из Гааги написал порядка восьмидесяти автопортретов в 2003 году. Что тут невероятного? Александр Григорьевич Зильберштейн чуть ли не восемьдесят лет автопортреты пишет, и не хуже акермановских.

Совсем другое дело Харри ван дер Вуд и его «Автопортрет с оранжевой миской» (2007). Не пробуйте повторить его трюк — это опасно. Я даже допускаю, что невозможно.

Если кто-нибудь вдруг спросит, причём тут оранжевая миска и что хотел этим сказать художник (этот зашельмованный вопрос, наконец-то, реабилитирован и рекомендован широкой публике), я просто растеряюсь. Судите сами. Обыкновенный икеевский стол (черный). На краю его стоит босой человек. Одна ножка стола в ярко оранжевой миске, другая — в горле Харри. Только не спрашивайте, что аффтар курит в своём Амстердаме — так ведут себя тролли, а мы люди ответственные.

И почему я на выставке не прочла, что было написано рядом с картиной! Не могу себе этого простить. Читайте экспликации — это сильно облегчает жизнь ответственного зрителя.

Итак, в жизни Харри ван дер Вуд эмоционален и остро реагирует на все жизненные перипетии. Что же с ним произошло в этот раз?

Если босая нога с плоскостопием не муляж (что вполне возможно!), тогда налицо тяжёлый конфликт с человеком, стоящим на столе (женой, братом, сестрой, бывшим другом?).

 Он/она стоит в позиции шаткой и неуверенной, на самом краешке — знак того, что конфликт высосан из пальца и не стоит выеденного яйца?

Бедный Харри…

Он даже очки не снял.

Рыжие волосы и некоторая гангренозность уха ненавязчиво отсылают нас к драме Ван Гога. Похоже, речь идёт о творчестве как безумии и о том, как художник мучается. Тогда всё встаёт на свои места.

Нет, не всё... Остаётся открытым вопрос об оранжевой миске. Может, она — предмет какого-нибудь персонального культа, харри-ван-дер-вуду и объект какой-нибудь экстремальной медитации. А может, художник просто нашёл её, как упомянутую выше лягушку, и берёг до момента истины и вдохновения…

Интерес к реализму (то есть ко всему возможному, понятному, «похожему на») никогда не случаен. Интерес к магическому реализму — особенно. Чаще всего он означает, что надоело всё невозможное, непонятное и ни на что не похожее. В Венеции этим летом куратор биеннале Массимилиано Джони объявил все разновидности магического реализма и сюрреализма трендом десятилетия. И даже указал на существенный бонус для художников этого направления — долголетие. Это похоже на правду. Вот и упомянутый выше Пейке Кох прожил 90 лет.  

Но Харри с миской, тронувший меня за живое, совсем не бережёт себя.

P.S. Во вступительной статье к каталогу выставки о Харри ван дер Вуде не сказано ни слова. Это странно, но я не удивляюсь. Определить, что такое магический реализм и чем он отличается от сюрреализма, фантастического реализма или неореализма, картина Харри не поможет, а куратор выставки Санне тен Бринк старалась сделать именно это.

Выставка открыта в Галерее искусств стран Европы и Америки (это рядом с главным зданием ГМИИ)

См. также
Все материалы Культпросвета