Показать меню
Любимые стихи
Вопль: знаю
Константин Батюшков. Художник Н.И.Уткин. 1815 г.

Вопль: знаю

«Изречение Мельхиседека» Константина Батюшкова: стихотворение, написанное на пороге безумия, в минуту ясного ума

20 января 2014 Глеб Шульпяков

В тридцать четыре года Батюшков сошёл с ума и в этом состоянии прожил ещё столько же. Это общеизвестно, но мало кто помнит, что болезнь имела наследственный характер.

Мать поэта — Александра Григорьевна Бердяева — сошла с ума вскоре после рождения сына Константина. О том, что родовое безумие может постичь и его, Батюшков не мог не думать.

Он жил с этим, как жил с осознанием отмеренного конца, например, Чехов. И всю жизнь стихами словно болезнь заговаривал. Но ход времени и, в особенности, война 1812 года, превратившая поколение сентиментальных романтиков в разбитое поколение, сделали своё дело — Батюшков спятил.

Последним стихотворением, написанным в период «сползания» в безумие, в минуту ясного ума, было «Изречение Мельхиседека» (1821). На фоне своего времени — и внутреннего времени самого Батюшкова — эта вещь кажется мне настоящим воплем. Дело не в том, что до Батюшкова о подобном не писали. Писали почти все, это было общим поэтическим местом. Дело в интонации, в ритме. В том, как по протокольному, я бы сказал по врачебному сухо, безапелляционно оно написано. Так, словно писал человек, переживший ХХ век.

Этот ужас нелепости и абсурда жизни, и пустота за её краем слышны уже в сюжете. Ведь царь Мельхиседек был богопослушным праведником и подобные слова в его устах неприемлемы — как если бы он сам вдруг спятил и понёс околесицу. Но хозяин барин — и Батюшков отдаёт огласить приговор праведнику. К кому он обращается в первой строчке? Кто ещё мог знать о том, чего нет и не было? «Ты знаешь…» И человек из зеркала отвечает: знаю.

Ты знаешь, что изрек,

Прощаясь с жизнию, седой Мельхиседек?

Рабом родится человек,

Рабом в могилу ляжет,

И смерть ему едва ли скажет,

Зачем он шел долиной чудной слeз,

Страдал, рыдал, терпел, исчез.

См. также
Все материалы Культпросвета