Показать меню
Художества
Тициан Вечеллио, мастер Возрождения
Флора. 1517 г. Флоренция. Галерея Уффици

Тициан Вечеллио, мастер Возрождения

О приключениях эфира и о том, как приятно восхищаться мастерством и находить в нем странности, также о том, что жить нужно долго

27 января 2014 Людмила Бредихина

В прошлом году в Москву привозили одиннадцать полотен Тициана из итальянских музеев, и это незабываемое событие для фанатов живописи Возрождения.

Быть фанатом живописи приятно. До сих пор вспоминаю, как из глубин Тверской области на единственном поезде с номером 666 выбиралась на выставку «Париж-Москва». До этого поезда — ночью пешком четыре километра лесом, а? Но ведь это был русский авангард и это был 1981 год. А до Тициана было каких-то полчаса на метро, часок-другой в очереди и воспоминаний на всю оставшуюся жизнь. «Информационный повод» давно позади, зато теперь каждая репродукция Тициана как любовная записка!

Венера, завязывающая глаза Амуру. 1559-1561 гг. Рим. Галерея Боргезе

В Пушкинском есть, конечно, свой Тициан, даже два, но оба проблемные. «Мадонна с младенцем в нише» - возможно, все-таки копия с Джорджоне или подражание Беллини. Между прочим, реставрировал ее Павел Корин. «Портрет кардинала Антониотто Паллавичини», в Москве прописанный с 1928 года, Тициану приписан только в 2002-м. Между прочим, Александр Бенуа считал его «хорошим подражанием Тициану». Потом картина приписывалась (как говорят, без веских оснований) Себастьяно дель Пьомбо. Теперь вот справедливость восторжествовала – вроде все-таки Тициан. Наш настоящий Тициан в Эрмитаже! Причем питерская коллекция уходит корнями в известную коллекцию Барбариго, то есть в дом самого Тициана. Со старыми полотнами чего только ни бывало. В 1779 году мы (в смысле русский царь) купили «Портрет мальчика с няней» Тициана из английской коллекции Уолпола. Позже портрет сменил название на «Сын Тициана с няней», а еще позже сменил и автора. Теперь это Пьетро Марискальски из Фельтре.

Спящая Венера. 1510. Дрезден. Галерея старых мастеров.

В каталоге к выставке Тициана в Пушкинском увидела я его «Спящую Венеру» из Дрездена и стала искать десять различий со спящей же Венерой Джорджоне – есть у меня каталог Дрезденской галереи времен реституции, 1956 года. Там каждая картина на отдельном листе, в основном это ч\б, и все уложено в пуленепробиваемую коробку. Думала, как с «Дианой и Каллисто» или с «Положением Христа во гроб» - существует множество версий. Или множество копий. «Молодую женщину с веером» Рубенса от «Портрета девушки с веером» Тициана можно различить только если рядом поставить. Не говоря уж о многочисленных копиях «Флоры»... В итоге не нашла я ни одного различия – та же самая спящая Венера.

Читаю А.Чегодаева в каталоге: «Это сокровище поступило в Дрезденскую галерею еще в XVII веке, но, по иронии судьбы, двести лет картина пребывала в запаснике, определенная каким-то невеждой тех лет как «плохая копия с Тициана». Только в середине XIX века были распознаны подлинное авторство и истинная ценность этой картины. Произошло ее второе рождение для истории искусства». Думаете речь о Тициане? Еще нет. Автором картины здесь признан «таинственный художник, умерший в тридцатидвухлетнем возрасте, о жизни которого до сих пор почти ничего неизвестно». Джорджоне. Наконец третье рождение для истории признало участие обоих мастеров – Тициан закончил полотно после смерти друга и учителя. Сейчас бы написали «Тициан, при участии Джорджоне». Или наоборот.

Диана и Актеон. 1556–1559 гг. Лондонская национальная Галерея

Меня насмешила история с тициановской «Дианой и Актеоном». Актеон в целомудренном охотничьем костюмчике стоит перед множеством обнаженных женщин. И Диана там, естественно. Так эту картину, как слишком откровенную, в 16 веке при дамах не показывали, закрывали пологом. Запретную наготу, которую незаконно подсмотрел в свое время Актеон и за что сильно поплатился, теперь демонстрировали мужчинам и только мужчинам. Гримасы патриархата, сказали бы сейчас.

Еще мне нравится история о том, как в Германии (видимо, в 1548 году) великий мастер однажды уронил кисть, а портретируемый им Карл V быстро поднял ее и сказал: «Услужить Тициану почётно и императору». Напоминает историю, как Жуковский смял черновой листочек и бросил под стол, а юный Пушкин быстро достал и сказал: «Что Жуковскому не нужно, нам пригодится».

Но я-то хотела поговорить о выставке в Пушкинском.

Разрыв в полвека между ранней «Мадонной с младенцем» (1510) Тициана и его поздним «Благовещением»(1565) дает возможность представить долгий путь художника. Сюда б еще триллер «Наказание Марсия» (1576), чтоб острей почувствовать диапазон... Марсия не было. Впрочем, любые картины, даже случайно оказавшиеся рядом, всегда предложат законченную историю. А может, и не одну. 

Даная с золотым дождем. 1544-1545 гг. Неаполь. Национальная галерея Каподимонте

Выставка в Пушкинском предлагала остросюжетную историю о движениях золотого эфира божественного происхождения. В «Данае» он проливается вниз, материализуясь в монеты. В «Крещении Христа» происходит нечто подобное, то есть золотой свет проливается с небес, но уже без намека на монетизацию – чистым эфиром. В «Благовещении» божественные эфирные вихри сгущаются до мощного атмосферного разряда – тут гром и молния и голубь-буревестник… В «Распятии Христа» все грозы уже позади, и свет растерял золотистую тональность. Свет здесь так растерян, что появляется там, где его совсем не ждешь – между пальцев Иоанна Богослова, например.

Подозреваю, странное внутреннее свечение «Флоры», каковой насильно овладел очередной бог (Зефир), имеет отношение к тому же эфиру. Увы, именно божественное насилие сделало Флору соблазнительницей, не принеся радости и покоя. Медные волосы на женской коже у Тициана всегда обращают на себя внимание – на левом плече Флоры они напоминают странный сгущенный свет.

Чувственность женщин Тициана избегает демонстрации (разве что питерская Даная немножко не избежала). В «Венере, завязывающей глаза Амуру», женский эротизм имеет тройное дно – все три изображенные женщины отводят глаза сильно в сторону от зрителя, и я никак не могла понять, почему от этой типичной аллегории у меня ощущение почти физиологическое. Потом поняла – странное левое крылышко Амура, которое вываливается из картины, объемное, похожее то ли на тритона, то ли на другое какое-то животное, ползущее по его спинке. И усталое, я бы сказала, циничное выражение его братца Антероса. Купидоны у Тициана бывают странные. Венец Венере у зеркала подает маленький, обрюзгший и порочный чиновник.

Благовещение. 1563-1565гг. Венеция. Церковь Сан Сальвадор

И все-таки самой завораживающей и странной картиной на выставке было «Благовещение». Что там творится с купидонами – это надо видеть. Если не знать, что специальный жест руки Мадонны с указанием на ухо означает непорочное зачатие (сonceptio per aurem), он кажется неуместно энергичным. В правом углу неясно прописанное свечение кто-то считает лилией и символом неопалимой купины, кто-то объемным пюпитром. Меня больше всего удивил кувшин с водой там же, в правом углу. Тициан умел писать воду - прекрасный кувшин с водой был уже в его «Сельском концерте» (1511). Но здесь в самом углу огромной алтарной картины, не предполагающей мелких деталей, художник отражением вписал в кувшин свою мастерскую и малюсенького себя. Ну не странная затея?

Портрет Папы Павла III без головного убора. 1543 г. Национальная галерея Каподимонте

На выставке были показаны три мужских портрета – граф Антонио Порча, строгий и промытый до блика на кончике носа, очень непростой Джулио Романо, архитектор, и прекрасный во всех отношениях юноша-священник Томмазо Мости… Жаль, не было моего любимого Портрета Папы Павла III без головного убора. Трудно поверить в существование Папы такого непапского вида (может, все дело в головном уборе?). Руки Папы выписаны так, что напоминают о недавней, всех удивившей идее Дэвида Хокни насчет специальных луп, которыми в подобных случаях тайком пользовались старые мастера.

Знаменитый портрет «Красавицы» (1536) вполне может служить иллюстрацией к построению феминистских теоретиков о том, что женщина в культуре – лишь костюм и маскарад.

Красавица. 1536 г. Флоренция. Палаццо Питти

Пышные бархатные рукава, всяческие украшения и кружавчики выписаны так подробно, что румяное лицо сильно им уступает. Вообще оно несколько напоминает цветную фотографию на паспорт, нет? Зато глаз невозможно оторвать от груди (вот где «дыхание цвета»!). И, конечно, фирменный рыжеватый локон на белоснежной коже плеча... Взгляните на обнаженную «Венеру Урбинскую» из галереи Уффици. Женщины на заднем плане роются в сундуках, подбирая Венере гардероб. Напрасно. Нагота – до сих пор главный костюм принятого в культуре женского маскарада... Кстати, легко узнать в Венере нашу «Красавицу», только в домашних условиях. С тем же подозрительным золотистым свечением тела, что у «Флоры» и с букетом в той же руке...

 

Венера Урбинская. 1538 г. Флоренция. Галерея Уффици

Говорят, в России нужно жить долго, чтобы хоть что-то понять, – все меняется быстро и радикально, не успеваешь. В таком случае Тициан – уникальный пример для подражания. Свои без малого девяносто лет он прожил, не отвлекаясь от бесконечной и, в общем-то, однообразной работы, но понял все на много столетий вперед. Теперь всем миром догоняем.

См. также
Десять картин с зеркалами

Десять картин с зеркалами

Их могло быть сто или двести, подборка очень субъективная, но каждая картина из этой десятки имеет серьезные заслуги перед историей искусства

Все материалы Культпросвета