Показать меню
Кино

Шукшин. Вечерний звон

О сиротстве, отцовстве и родстве не по крови

30 декабря 2016 Виктор Филимонов
Шукшин. Вечерний звон
В следующем году Культпро продолжит публиковать энциклопедический декалог историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященный вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Деревня, куда она приходит?  III. Съехавший с корня IV. Дорожные жалобы   Я – сын, я – брат, я – отец… Сердце мясом приросло к жизни. Тяжко, больно уходить. Из рабочих записей В. Шукшина   Конфликт дома и дороги движет шукшинский сюжет. И в прозе, и в кино. Собственно, и вся его публицистика об этом, о споре дороги и дома. Но если дорога угрожающе безусловна, то дом как средоточие вековой семейной традиции – скорее, мечта. А то и просто – утопия.   &nbs

Дорожные жалобы Шукшина

От Колокольникова до Прокудина

12 декабря 2016 Виктор Филимонов
Дорожные жалобы Шукшина
Культпро продолжает публиковать энциклопедический декалог историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященный вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Василий Шукшин: Деревня, куда она приходит?  III. Василий Шукшин. Съехавший с корня    Долго ль мне гулять на свете…?  Александр Пушкин   Герой Шукшина – и режиссера, и актера находится, по большей части, в дороге. Его оседлость эпизодична. Образ жизни – дорога. Он живет стихией бесконечных перемещений, не помня их начала, но предчувствуя их гибельный конец. В сильно смягченном варианте это есть уже во вгиковском дипломе Шукшина "Из Лебяжьего сообщают" (1960). Перемещается в р

Эйзенштейн

Иван Грозный как Царь-Пенис в рисунках Сергея Эйзенштейна. Фрагмент из новой книги историка Марка Кушнирова

28 ноября 2016
Эйзенштейн
Марк Кушниров. Эйзенштейн. Молодая гвардия. 2016 Чтобы представить новую биографическую книгу о знаменитом режиссере, изданную в серии ЖЗЛ, мы выбрали главу об Эйзенштейне-рисовальщике, чья экспрессивная графика хранится в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), в Театральном музее им. Бахрушина, в частных коллекциях. Автор книги, историк и искусствовед Марк Кушниров в свое время снабдил подробнейшим и чутким комментарием альбом рисунков из прекрасного собрания Лидии Наумовой (1902 - 1986) — сестры артиста Михаила Жарова, художницы и друга режиссера, работавшей с Эйзенштейном на картине "Иван Грозный". На эту коллекцию, неотделимую от процесса самих съемок, Марк Кушниров опирается и в рассказе о создании фильма, об отношении Эйзенштейн

Василий Шукшин. Съехавший с корня

О человеке Шукшина в зеркале отечественного кино

17 ноября 2016 Виктор Филимонов
Василий Шукшин. Съехавший  с корня
Культпро продолжает публиковать энциклопедический декалог историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященный вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Василий Шукшин: Деревня, куда она приходит?    … С места деревня стронулась, и вот на этом этапе, на этом своеобразном распутье, меня деревенский человек интересует. Вот он вышел из деревни. Что дальше? В. Шукшин   "Калина красная" поставлена. В творчестве Шукшина вполне оформился определенный социально-психологический тип[1]. По происхождению он крестьянин. Исходное социально-культурное пространство его истории – деревня, канувшая в небытие, но осевшая в подсознании беспокойной памятью об утраченном об

Неизвестная, или Звонят, откройте дверь

Адель Энель о работе в новом фильме братьев Дарденн, а также о том, что невозможно отделаться от чувства вины и отвертеться от ответственности

15 ноября 2016 Екатерина Чен
Неизвестная, или Звонят, откройте дверь
В наших кинотеатрах с 17 ноября показывают фильм Жан-Пьера и Люка Дарденнов "Неизвестная" - La Fille Inconnue. Неоднократные лауреаты крупнейших кинофестивалей, братья режиссеры представляли новую картину в Канне вместе с исполнительницей главной роли, молодой артисткой Адель Энель. В мире Адель известна по артхаусным проектам, таким как "Запретная комната" и "Сеансы спиритизма" Гая Мэддина, "Сюзанна" Кейтель Куиливье, принесшая ей национальную французскую кинопремию "Сезар", "Дом терпимости" Бертрана Бонелло, "Истребители" Тома Кайе, "Мужчина, которого слишком сильно любили" Андре Тешине. Роль у Дарденнов, определенно, займет в фильмографии Энель особенное место. В "Неизвестной" она – молодой д

Василий Шукшин: Куда она приходит?

О деревне в советском кинематографе 1950–1970 годов

7 ноября 2016 Виктор Филимонов
Василий Шукшин: Куда она приходит?
Культпро продолжает публикацию шукшинского декалога Виктора Филимонова. Сегодня выкладываем вторую главу. Глава первая:  Дом Шукшина   Что меня волнует? Старая деревня разбредается, старая деревня уходит. Это ясно как Божий день. Но куда она приходит? Вот вопрос… Василий Шукшин   Попробую обозначить исторический киноконтекст, куда со средины 1960-х вошел шукшинский текст, открыв незнакомый прежде ракурс в изображении человека села. Незнакомый, но ожидаемый, тем не менее. Еще экран военных лет круто повернул от декоративного киноколхоза и  потемкинского села 1930-х. Прежде всего, от фильмов Ивана Пырьева с их песенно-музыкальным, любовно-трудовым пафосом неотвратимых  коллективных побед на колхозных полях страны как на полях сражений

Дом Шукшина

О домо-строе, миро-здании и дороге между ними

31 октября 2016 Виктор Филимонов
Дом Шукшина
Культпро начинает публиковать декалог Виктора Филимонова о Василии Шукшине. Раз в  несколько дней мы будем выкладывать новый текст, как новую главу книги. Сегодня – введение в тему.    …Так у меня вышло к сорока годам, что я — ни городской до конца, ни деревенский уже. Ужасно неудобное положение. Это даже — не между двух стульев, а скорее так: одна нога на берегу, другая в лодке. И не плыть нельзя и плыть вроде как страшновато. Долго в таком состоянии пребывать нельзя, я знаю — упадешь...   В. Шукшин. Монолог на лестнице. 1967      1. Шукшин, как на  исповеди, обозначил здесь драматургию собственной жизни. Одновременно же прочертил сквозной сюжет с героем-маргиналом, по сути, своим alter ego. Более тог

Почти документальный фильм Николауса Гейрхальтера

О том как выглядит sapiens в отсутствие homo

28 октября 2016 Ксения Рождественская
Почти документальный фильм Николауса Гейрхальтера
          По 30 октября Политехнический музей проводит в рамках образовательного проекта Международный фестиваль кино о науке и технологиях 360°.  Ксения Рождественская посмотрела новый фильм австрийского документалиста Николауса Гейрхальтера Homo Sapiens, участвовавший в программах Берлинале и кинофестиваля "Послание к человеку".     Года четыре назад в документальной оратории "Левиафан" – не про веру и недвижимость, а про гибель всего живого и жизнь всего того, что потом умрет, – несколько камер, как рыбы-прилипалы, присасывались к большому рыболовецкому траулеру, к обезглавленным рыбам, к жадным чайкам. Создавался редкий эффект присутствия: зритель заболевал морской болезнью, качался на волна

Альфред Хичкок в новой книге Питера Акройда

Фрагмент, в котором появляется поезд с двойниками, и начинается настоящая карьера Хича в Америке

29 июля 2016
Альфред Хичкок в новой книге Питера Акройда
Британец Питер Акройд плодовит, подобно Дмитрию Быкову, и начинал как поэт, но за рамки серии "жизнь замечательных людей", как правило, земляков, по большей части не выходит, лишь дважды приравняв к течениям человеческих судеб священные волны Темзы и душу Лондона. Объектами его разностороннего интереса становились ученый Ньютон, писатель Чосер, поэт Блейк, художник Тернер, комик Чаплин. Об одном из жизнеописаний, вышедшем из-под пера Питера Акройда, английская писательница Пенелопа Фитцджеральд отозвалась: "Не понимаю, как биография Диккенса, написанная человеком, напрочь лишенным чувства юмора, может пользоваться таким успехом". В самом деле, крайняя сдержанность Акройда делает его "Хичкока" обильным собранием фактов в сжатом, но ничуть не поверхностном излож

Прыжок Вертова: кино между правдой и «правдой»

Зачем мы смотрим документальное кино и почему верим в то, что видим на экране

25 июня 2016 Наталия Бабинцева
Прыжок Вертова: кино между правдой и «правдой»
Мне нравится анекдот про Дзигу Вертова, рассказанный его братом Михаилом Кауфманом. Вернувшись в 21-м году с фронта, Кауфман заявился в кинокомитет, где Вертов в тот момент служил секретарём отдела кинохроники, и обнаружил старшего брата, обмотанного плёнкой, как мумия бинтами. Дзига рвал на себе драгоценный целлулоид и кричал: «Где здесь правда? Где? Покажите мне её. Нет здесь никакой правды!». До Вертова никто правды в кино не искал. Кинематограф в те годы ещё казался самодостаточным аттракционом: зрители при виде поезда из зала уже не выбегали, но безоговорочно доверяли всему, что происходит на экране. Игровое кино называлось «фильмой», а документального попросту не существовало ― всё, что не было «фильмой», считалось хроникой. В хроникальном от