Показать меню
Кино

Канн 2017. Куда уходит детство Ноя Баумбаха

О Майровицах и всех-всех-всех

21 мая 2017 Вероника Бруни
Канн 2017. Куда уходит детство Ноя Баумбаха
Зловредный патриарх, вряд ли рода, но кое-какого семейства, Гарольд Майровиц третирует по старинке сыновей и дочку сильно за сорок, сам того давно не замечая. Они же вместе с мачехой Эммой Томпсон, пожилой хиппи в пестрых штанах и кудрях аля нью-эйдж, готовят папе-скульптору, единожды удостоенному внимания Музея Уитни, юбилейную ретроспективу. Патриарх, самовлюбленный авторитет в бороде, за которой спрятан милейший Дастин Хоффман, все еще молод душой и гнет свое примерно так же, как поступал папа-литератор в одном из лучших "юных" фильмов Ноя Баумбаха "Кальмар и кит". Гнет отнюдь не так ловко. Тем не менее, дети – непременный у Баумбаха Бен Стиллер и новенький в этом семейном кругу Адам Сэндлер – все еще под впечатлением прежних незабываемых фрустраций. &

Канн 2017. Луна Юпитера

О новом фильме Корнеля Мундруцо через тернии к звездам

20 мая 2017 Вероника Бруни
Канн 2017. Луна Юпитера
  В мировой культуре полно летающих людей, не говоря об ангелах над Берлином и супергероях, уроженцах Криптона. Питер Пэн летал при помощи пыльцы, герой Сирано – с помощью склянок с росой. Ариэль из повести советского фантаста Александра Беляева не пользовался никакими приспособлениями. У Ариана, персонажа притчи "Луна Юпитера" (Jupiter holdja) Корнеля Мундруцо, их тоже нет. Но после того, как этого юного сирийского беженца изрешетили пулями при попытке перейти границу, он возродился и полетел.   Корнель Мундруцу. Луна Юпитера. Proton Cinema LTD   Ушлый венгерский врач в лагере для беженцев, обнаружив эту божественную способность, берет его под крыло и выдает за ангела, способного исцелять и карать. Клиенты платят за чудо, и оно то

Канн 2017. Окча: Знаешь, Пятачок, а я сегодня видел Свинопотама

О самом занятном фильме каннского конкурса

19 мая 2017 Вероника Бруни
Канн 2017. Окча: Знаешь, Пятачок, а я сегодня видел Свинопотама
Может показаться, что семидесятилетний дедушка-фестиваль качает детишек на коленке и рассказывает сказки. Опасные страшилки, как в "Нелюбви", когда детей бросают в дремучем лесу, или, забытых всеми – утаскивают злые колдуны. Сладкие басни, как у Тодда Хейнса в "Мире, полном чудес" (Wonderstruck), открывающем девочке и мальчику из разных эпох волшебные сусеки нью-йоркского Музея естественной истории с его комарами-годзиллами, кальмарами и китами, хорошо знакомыми по фильмам Ноа Баумбаха и "Папе-косиножке" братьев Сафди. Бон Чжун Хо в новом фантастическом аттракционе "Окча" (Okja) удачно соединил детскую спилбергиану и недетскую сатиру, сельскую буколику и городскую шизофрению, что стало возможным, благодаря мастерству оператора Дариуса Х

Канн 2017. Андрей Звягинцев. Нелюбовь

О том, что будущее исчезает, и об автобусе 777

18 мая 2017 Вероника Бруни
Канн 2017. Андрей Звягинцев. Нелюбовь
Будущее выходит из школы, бежит лесопарком мимо корней "Антихриста" из фон Триера, играет обрывком ленты, такой обносят опасные места или места преступления. Это все, что оно нам оставит, знак отсутствия. Немного поплачет в темноте, никому не нужное, и исчезнет – как невозможный, лишний, избыточный член уравнения, которое режиссер Андрей Звягинцев экономно решает на экране, не вдаваясь в подробности характеров и обстоятельств. В самом деле, какое будущее в 2012 году? У Бориса Немцова, появляющегося у Звягинцева в эфире какого-то медиа, его уже не осталось. Будущее еще попытаются искать какие-то люди доброй воли, станут обсуждать его судьбу и действовать в рамках процедур. Коллективный разум отряда волонтеров и спасительный человеческий порыв к общежитию поведут по гиблым ме

Ной Баумбах. Истории семьи Майровиц

Каннский конкурс день за днем

5 мая 2017 Вероника Бруни
Ной Баумбах. Истории семьи Майровиц
В свои 47 лет Ной Баумбах, любимый режиссер Культпро, впервые появится в Канне и сразу в основном конкурсе. "Истории семьи Майровиц" (The Meyerowitz Stories (New and Selected), как и "Окчу", представляет платформа потокового вещания Netflix – с боем прорвавшаяся на фестиваль сквозь лобби кинотеатральных прокатчиков. В главных ролях Бен Стиллер и Адам Сэндлер – дети патриарха Майровица, встретившиеся, чтобы почтить его года и его искусство. Патриарха играет Дастин Хоффман, неузнаваемый в белой густой бороде, а Эмма Томпсон изобразит дружную с алкоголем хиппарку на все времена. До самого последнего времени фильм был известен под рабочим названием на хинди – Yen Din Ka Kissa, что означает "история дня", с теплым приветом "Поезду на Дарджили

Бон Чжун Хо. Окча

Каннский конкурс день за днем

2 мая 2017 Вероника Бруни
Бон Чжун Хо. Окча
  Важное сообщение от Люси Мирандо. Окча. Промо-ролик    Южнокорейский режиссер Бон Чжун Хо специализируется на деревенских дурачках – неиссякаемом источнике лирических шуток и опасных ситуаций. В фильме 2003 года "Воспоминания об убийстве" (Salinui chueok) сельские детективы сталкиваются с непосильной задачей собрать улики и поймать маньяка, нападающего на женщин дождливыми вечерами. Под прикрытием детективного жанра Бон Чжун Хо любуется вечерней мглой, раскисшей землей, печалью рисовых полей и рад оставить зрителя в неведении относительно личности и мотивов убийцы. Открытым финалом режиссер ухитрился соблюсти юго-восточную традицию поэтической незавершености, а комичными протокольными подробностями – верность реалистической форме, со

Михаэль Ханеке. Хэппи-энд

Каннский конкурс день за днем

24 апреля 2017 Вероника Бруни
Михаэль Ханеке. Хэппи-энд
"Хэппи-энд" (Happy End) – 12-й фильм Михаэля Ханеке, двукратного обладателя каннского золота за "Белую ленту" (Das weiße Band - Eine deutsche Kindergeschichte) в 2009-м и "Любовь" (Amour) в 2012-м. А также – краткое резюме долгой и непростой предистории его триумфа. Прежде чем попасть в основной конкурс, Ханеке трижды участвовал в параллельной каннской программе "Двухнедельник режиссеров": с "Седьмым континентом" (Der siebente Kontinent) в 1989-м, "Видеопленками Бенни" (Benny's Video) в 1992-м и "71 фрагментом хронологии случайностей" (71 Fragmente einer Chronologie des Zufalls) в 1994 году. Без наград остались "Забавные игры" (Funny Games ) в 1997 году и "Код неиз

Жак Дуайон. Роден

Каннский конкурс день за днем

18 апреля 2017 Вероника Бруни
Жак Дуайон. Роден
Одним из четырех французских фильмов в основном каннском конкурсе станет "Роден" (Rodin) Жака Дуайона по его собственному сценарию. Взят тот период жизни сорокалетнего Огюста Родена, когда он получает первый государственный заказ – на "Врата Ада", куда войдут его самые известные скульптуры "Мыслитель" и "Поцелуй". Тогда же Роден делает своей любовницей ученицу Камиллу Клодель. Ей посвящена его скульптура "Данаида", одно самых экзальтированных и вместе с тем натуралистичных изображений женского тела в истории искусства. Возможно, это сочетание несочетаемого станет ключом к фильму 73-летнего Дуайона, чья худшая судьба – стать всего лишь костюмированной историей плоти. Обширная фильмография Дуайона включает лишь одну историю в

Арно Деплешен. Призраки Исмаэля

Каннский конкурс день за днем

14 апреля 2017 Вероника Бруни
Арно Деплешен. Призраки Исмаэля
Весь оставшийся месяц до юбилейного 70-го Каннского кинофестиваля, который откроется 17 мая, мы каждый день будем знакомить вас с новым фильмом из отобранных в главную конкурсную программу. Но начнем с фильма открытия, который будет показан вне конкурса.       Фестиваль откроется премьерой французского фильма "Призраки Исмаэля» (Les fantômes dʼIsmaël). Его автор, некогда убежденный последователь "Новой волны" 1960-х, Арно Деплешен участвовал в жюри прошлогоднего фестиваля под председательством Джорджа Миллера. Наряду с такими признанными и влиятельными французскими кинорежиссерами его поколения как Оливье Ассаяс, Андре Тешине и Филлипп Гаррель последние три десятилетия Деплешен и его кинематограф во многом определя

Черно-белое кино. Астафьев и другие

Повесть "Кража" глазами киноведа

7 апреля 2017 Марианна Киреева
Черно-белое кино. Астафьев и другие
"Кража" Виктора Астафьева принадлежит к главному роду литературы: тому, что следует брать в руки, когда совсем плохо и не хочется жить. – Ну, знаете! – вправе сходу возмутиться читатель и тут же спросить: а не стоит ли ему, читателю, в таком состоянии вооружиться еще и Шаламовым с Солженицыным. Или, скажем, пересмотреть "Хрусталев, машину!" или "Трудно быть богом" – чтоб уж наверняка. Что ж, прав читатель: российская наша лагерная проза, к которой фабульно примыкает и "Кража", всегда была безысходно мрачна. И "безысходно" – здесь не просто стандартный эпитет. Глубинный ужас Ада ведь не в каталоге творящихся в нем казней, а в том, что исхода из него нет. То, что зона и есть тот самый неизбывный ад &nda