Показать меню
Художества

Навеки деревянный

Про крекс, фекс, пекс

16 сентября 2015 Наталья Львова
Навеки деревянный
В доме Остроухова в Трубниках на выставке "Крекс, фекс, пекс" показывают черно-белый "Золотой ключик" 1939 года. На экране старый папа Карло крутит ручку шарманки и поет голосом Анатолия Орфенова: Далеко-далеко, за морем, Стоит золотая стена. В стене той заветная дверца, За дверцей большая страна. Ключом золотым отпирают Заветную дверцу в стене, Но где отыскать этот ключик, Никто не рассказывал мне. В декорации большой лужи за его спиной копошатся худые итальянские беспризорники, тщетно пытаясь выловить что-нибудь ценное. Совместная выставка Государственного литературного музея и галереи ГРОСарт посвящена сразу трем датам: 80-летию выхода сказки Алексея Толстого "Золотой ключик, или Приключения Буратино", 190-летию со дня рождения

Сойфертис как Лев Толстой рисунка

О том, что жизнь подражает искусству, и о двухтомнике двумя-тремя линиями

6 августа 2015 Светлана Дорошева
Сойфертис как Лев Толстой рисунка
Я завидую тем, кто увидит Леонида Сойфертиса в первый раз.  Удивительные у человека были чувство вкуса, изящество, наблюдательность, точность. И такая щемящая дремотная жизнь во всем, даже мясники у него – лирические герои. Сложно словами раскрыть его магию. Потому как ну что такого? Ну, сидят двое в метро, поджав ноги, пока поломойки орудуют швабрами; ну, сидят тетки с открытыми ртами, пока пломбы сохнут; ну, мамки с колясками... а вот смотришь на каждый рисунок подолгу, трогает бесконечно. Такая все-таки жизнь нежная. Я не буду писать о его биографии – ею можно легко поинтересоваться. Кроме "родился-учился" там всенепременно будет о том, что Сойфертис – маститый советский график и сын своего времени. Хотя язык не поворачивается сказать так, настольк

Макс Бирштейн. Азия

Из воспоминаний художника о Самарканде 1941-1942 годов, рисунки и живопись в эвакуации

12 мая 2015
Макс Бирштейн. Азия
В прошлом году художник Анна Бирштейн завершила публикацию серии книг-альбомов, посвященных творчеству ее отца Макса Авадьевича Бирштейна (1914-2000). В силу малого тиража эти издания нынче стали библиографической редкостью. В них живопись и графика Макса Бирштейна перемежаются его мемуарами, путевыми дневниками, сделанными во время многочисленных творческих экспедиций. Замечательный художник, он запечатлел русский Север, Грузию, Азию, Африку. С любезного разрешения Анны Бирштейн мы публикуем фрагмент воспоминаний ее отца из книги "Азия" и галерею рисунков и живописи, сделанных в Самарканде в 1941-42 годах. В Институте реалистического искусства сейчас работает выставка "Искусство в эвакуации". Есть там и работы Макса Бирштейна, одного из тех немногих, кто в условиях жес

Сказочники в Пушкинском музее

О выставке книжной графики Владимира Конашевича, Эрика Булатова и Олега Васильева, Ильи Кабакова, Виктора Пивоварова

7 мая 2015 Наталья Львова
Сказочники в Пушкинском музее
Посетитель выставки книжной графики из частных коллекций и собрания ГМИИ им. А.С.Пушкина неминуемо угодит в машину времени, замрет, каждый перед своей книжкой. Кому "Федорино горе", а кому и английские песенки – "Плывет, плывет кораблик".  Целый зал обустроен для библиофильской редкости – впечатляющего "Атласа переливания крови" в иллюстрациях Владимира Михайловича Конашевича, изданного сразу после окончания Великой Отечественной войны. Разложенные тут же настоящие медицинские инструменты 40-х годов прошлого века почти устрашают. Сам атлас, безмятежно рассказывающий историю сей важной процедуры с ветхих времен до советских пятилеток, нарисован подробно, но без натурализма, удерживаясь на грани пугающей сказки и отрешенно

Искусство в эвакуации

О выставке, посвященной возможности рисовать в невозможных условиях

24 апреля 2015 Наталья Львова
Искусство в эвакуации
В Институте русского реалистического искусства снова прекрасная выставка – "Искусство в эвакуации", под эгидой фестиваля "Черешневый лес". Обыкновенно, даже очень внимательный зритель не может углядеть и понять, в каких условиях сделаны художником те или иные картины, наброски, рисунки, – в благополучной московской мастерской, с хорошими холстами и щедрым набором красок, вдали от дома, на пороге голодной смерти, в ознобе. Кураторы этой выставки - Надежда Степанова, Ксения Карпова, Анастасия Сиренко исследовали многочисленные государственные и частные коллекции на предмет работ, созданных в эвакуации. Третьяковка, Русский музей, Пушкинский, музей Большого театра, Музей кино, народов Востока, Отечественной войны, музей Суриковского института, музей Ака

Победа в рисунках и карикатурах Крокодила

О Крокодиле на войне, а также об одноименных альбоме и выставке

15 апреля 2015 Тихон Пашков
Победа в рисунках и карикатурах Крокодила
Редакция многотомной книжной серии История глазами Крокодила. ХХ век выпустила в свет новый сборник, а вернее альбом — "Победа в рисунках и карикатурах Крокодила". Это и название выставки, что открывается 15 апреля в московской галерее Фотолофт на Винзаводе. Как и выставка, альбом составлен из семи разделов – "Сообщения с фронта", "Солдатская правда", "Партизаны и жизнь", "Бей фашиста", "Просто Гитлер", "Крокодил на войне", "Наша победа", но стоит предупредить, что иллюстрации в книге и выставочные экспонаты пересекаются лишь отчасти. В альбоме 160 страниц журнальной графики, всего около 200 иллюстраций, и каждый из разделов предваряет заглавная композиция Светланы Дорошевой, ведущего худо

Книга художника Лидии Шульгиной

О выставке, которую стоит посетить на пасхальной неделе

10 апреля 2015 Наталья Львова
Книга художника Лидии Шульгиной
В Государственном Дарвиновском музее сейчас открыта выставка Лидии Шульгиной – Кошко-Слоно-Осло-Бегемот. Не хочется заключать в кавычки Кошко-Слона, будто бы он нам не родной со времен любимых сказок и историй, нарисованных одним из самых ярких художников детской книги. Впрочем, ее графика всегда была больше, чем просто иллюстрации, поясняющие текст: вот дом, над ним солнце и птица. Ничего подобного. Шульгина про детей всё понимала, даже то, что каждый ребенок – вполне взрослый человек, просто знает, как родителям подыграть, если что. О своей работе она говорила:  Мне не нравится, когда иллюстрации отводится скучная роль растолковывать текст. Поэтому всегда стараюсь нарисовать полную картину мира, предлагаемого  автором, в котором герои смогут жить самост

Фотография Уинна Баллока в Центре Люмьер

Красный ветер сметает тонкие стебли растений, натянута синяя тетива, чему быть серым решаешь ты сам

30 марта 2015 Наталья Львова
Фотография Уинна Баллока в Центре Люмьер
Начинающим фотолюбителям советские рецептурные справочники степенно советовали: если у вас слишком светлый объект, прикройте диафрагму, а если слишком темный (например, черный бархат) откройте диафрагму на две ступени, иначе на снимке вообще ничего не увидите. В результате и получается - серый, ни черного, ни белого. Но изображение печатать с такого негатива можно. Серенькое. Таков же принцип работы автоматического замера экспозиции, который настроен на средне-серый. Если фотограф не может сам управлять световым потоком, его изображение не имеет тональности. Каждый, кто работал с черно-белой пленкой, сталкивался с этим и начинал выяснять, как же и снег сделать белым, и остальное изображение сохранить со всеми полутонами. На многие вопросы в 1939 году ответил знаменитый фотограф Ансель

Надар и сын

О выставке "Феликс и Поль Надары. Традиция и каприз" и о том, что не всякому гению полезно позировать для потомков

18 марта 2015 Наталья Львова
Надар и сын
Выставка Надаров в московском Мультимедиа Арт Музее открывается семейными фотографиями. Всех домашних снял Феликс Надар. И себя тоже. Он как-то пронзительно смотрит на посетителей Дома фотографии, будто старается увидеть лицо, которое подошло бы ему для портрета. Просвещенный разговор за спиной: Да он, по-нашему, одних только звезд снимал, вот и стал известным… Лицо жены Эрнестины снисходительно и спокойно, а мальчик на тяжелом железном велосипеде – это сын Поль. Железные ободья колес – пока без шин, не придумали еще. По булыжной мостовой нелегко катиться, наверное. В зале основной экспозиции в голове включается Высоцкий: На стене висели в рамках бородатые мужчины, все в очечках на цепочках, по-народному – в пенсне. Все они открыли что-то, все придумали вакци

Строгачи

Об отце трех искусств и бабушке их, академии, а также о рисовании цветов, листьев и о бессмертной мебели

17 февраля 2015 Наталья Львова
Строгачи
В Институте русского реалистического искусства до середины марта открыта выставка «Уроки рисования». Ее сюжетом стали 190 лет Строгановской Академии, она же ненадолго легендарный ВХУТЕМАС - Высшие художественно-технические мастерские в первые годы советской власти. Она же при рождении в 1825 году - Школа рисования в отношении к искусствам и ремеслам. Учебное заведение меняло имя за два века тринадцать раз. Студенты академии, впрочем, прозывались «строгачами». Граф Сергей Григорьевич Строганов полагал рисование первым и необходимейшим умением для художника и опирался на авторитет Джорджо Вазари, утверждавшего, что рисование является отцом трех искусств – архитектуры, скульптуры и живописи. Дальновидный граф создал школу, когда в стране не хватало своих ремеслен