Показать меню
В объективе Натальи Львовой

Репетиция

Несколько движений Уильяма Кристи на прогоне перед московской премьерой балетов Рамо

17 ноября 2014 Наталья Львова
Репетиция
Обычно, фотографии после съемки приходится отбирать. А здесь снимки в том порядке, как и были десять дней назад сняты, словно фазы вальса-гавота. Когда Уильям Кристи появился на сцене, только и оставалось сделать так, чтобы фотоаппарат работал беззвучно. Не мешать. Снимать хотелось любой момент, неудачных кадров просто не было. А потом и фотографировать стало ни к чему. Я сидела, счастливая, в полутьме партера Новой сцены Большого, разглядывала, вслушивалась в мир дирижера Кристи, где все звуки, движения и голоса подчинялись его быстрым и хирургически точным жестам. Любовалась. Несколько часов до московской премьеры, черный бархатный фон подыгрывает, пока ни костюмов, ни грима, ни декораций. Ничего лишнего: ни движений, ни снимков.      

Комбинат Неизвестность

Снимки упраздненного космоса из архива Владимира Соколаева

24 октября 2014 Наталья Львова
Комбинат Неизвестность
Фотография всегда содержит адрес, который остается, - говорит Владимир Соколаев. И получатель всегда объявится. Коллега просила поспрашивать в одной московской газете фотографии для альбома «Неизвестные 70-е» - такое, примерно, название, не помню уже сейчас. Ничего «неизвестного» так и не нашлось. Уважаемые фотожурналисты пожимали плечами, мол, перед нами стояли другие задачи. На их фотографиях наши старшие современники (хотела написать «сограждане», но мы и они с тех пор сменили гражданство с советского на российское) встречали и провожали пароходы, возводили города. Маленькими безымянными скобочками проявлялись в котлованах новостроек. Махали полевыми цветами улетающим в даль самолетам. Стояли, обнявшись, в сумерках перед светящимся здание

Ковчег детей и книг

Вы, конечно, помните свою первую учительницу

5 октября 2014 Наталья Львова
Ковчег детей и книг
Моей, крупной тете с громовым голосом родители всегда дарили хрусталь, вазы, салатницы и всякие тяжелые предметы. У родителей она считалась «самым сильным педагогом» в школе. Родителям не страшно, они взрослые, могут ответить, если что. Страшно было нам. Мне казалось, что наши парты тряслись от ее крика. А на пальце был здоровый перстень с большим камнем. Чтобы дать тычка, она переворачивала кольцо камнем внутрь – так целее. Мальчики тогда носили серые мышиные костюмчики. На некоторых пиджачках я помню приколотые бумажки: «КОРОВА». Неправильно написал – носи бумажку неделю. Такая вот методика. Довольно долго я не пользовалась словарем, мне просто нужно было представить, как моя учительница орет то или иное слово. На стенах нашего класса висели портреты к

Уличный театр в Коломне

Про надувных леопардов, железного голландца и духовой оркестр

29 сентября 2014 Наталья Львова
Уличный театр в Коломне
    Вернулась из Коломны, где в эти выходные был фестиваль уличных театров "Золотая карусель". Хороший. ... на площадке №3 он был главный. Шутил, хамил, командовал - правил небольшим государством (человека 3–4), испуганными музыкантами и кораблем из гремящего железа. Он раздавал своим подданным еду и покорял зрителя карточными фокусами. Его боялись. Подданные время от времени прятались в бочках. Его желания стремительно сменялись одно другим: петь песню, кататься на велосипеде, потом он захотел пива и любви, все время что-то настойчиво и невразумительно орал. Приказал всем слушать радио, радио кашляло и хрипело, после передачи новостей из Голландии радиоприемник в его руках загорелся. Все вокруг зашипело и взорвалось огнем. Под ноги свидетелям этого дейст

Война, покончившая с миром

Избранное из европейских фотоархивов Первой мировой в Мультимедиа Арт Музее

23 сентября 2014 Наталья Львова
Война, покончившая с миром
  Сидит собака в остроконечной германской каске, на отдыхе солдаты купают лошадей, снимок голубятни - откуда-то с западного фронта, точной даты тоже нет, просто: 1914-1918. На экранах движутся картинки хроники, только черное и белое: эвакуируют детей, падают бомбы, вдыхают яд - кадры первой химической атаки. Тонет «Лузитания», ее последние кадры: днище лайнера, потопленного немецкой субмариной, становится вертикально, выше только белые водяные взрывы. Похожие на древних чудовищ танки. На броне надпись: MARY. Братание, снова бегут черные фигурки. Медленно разваливается в воздухе самолет. Батюшка с кадилом над умершими. Кадры неподвижные сделаны фотографами умелыми и неумелыми за годы войны, унесшей Европу с Россией. Даты точные и приблизительные. Под

На ходу

О марафонском и вообще терпении

25 июня 2014 Наталья Львова
На ходу
Каждый год с 3 по 8 июня в городе Кирове проходит Великорецкий крестный ход в честь явления иконы святителя Николая Чудотворца. Расстояние примерно 150 километров, время в пути 5 дней.  Синяя полоса на дне бассейна. Голубая вода. Ныряю, достаю до синей прохлады... Вместо этого мокрые лямки от рюкзака за спиной. Левая, зараза, давит на плечо, от этого кружится голова. Комары. Пахнет репеллентами. Могут быть клещи. Ноги с болью ступают то в траву, то в сухие колдобины, то в асфальт. Перед глазами подпрыгивают резиновые коврики, рюкзаки, затылки. По асфальту идти ещё больнее. Жара. Налетает свежий ветер, открываю рот, вдыхаю. Не подумала, прежде чем согласиться пойти. Была только дурная мысль, что стану снимать портреты. Много. И спрашивать: почему вы решили идти крестным ходом?

Закулиса

Появляется фотограф, и приходится играть спектакль ещё и для него

5 июня 2014 Наталья Львова
Закулиса
За кулисами. Три объявления, продают реквизит, орфография авторов: Маска из паралона ФАКИР + платье-ширма + ноги. С маской работают двое - один управляет маской и держит платье-ширму, другой просовывает руки в прорези на платье и показывает ФОКУСЫ. У маски подвижная челюсть для того, чтобы в рот можно было забрасывать теннисные шарики. Подглядывать вообще нехорошо. Артисты переодеваются к спектаклю, гримируются. Появляется фотограф и приходится ещё один спектакль для него играть, короткий и незапланированный. Проще выгнать, конечно. Или на ходу, мол, хорошо, но у вас пять минут. ДЛЯ АКРОБАТОВ. Прыжок во вращающееся кольцо с ножами и огнём, лёгкое, быстро и удобно разбирается, хромированные ножки выкручиваются, их высота регулируется, само кольцо разбирается на 4 час

Сельский час

Неделя в Колопино

22 мая 2014 Наталья Львова
Сельский час
- А давай про комбайнеров сделаем репортаж? Я представила залитые солнцем просторы, спокойных и уверенных мужчин, рев двигателей многопрофильных машин, высокие травы, перспективу полей с полоской темнеющего леса, полевой стан, кувшин молока, усталую улыбку после трудового дня, сложный силуэт комбайна на фоне неба… Правда, автор плодотворной идеи куда-то слинял. Я жила неделю у бабы Маши в селе Колопино. Машу одолевали московские внуки. Дети отдыхали на свежем воздухе, целыми днями орали и дрались. В деревне убирали урожай . Обычно, в это время у меня начинается сезонная аллергия - сенная лихорадка. В Москве приходится лежать с мокрым платком на лице, с опущенными шторами, на улицу не высовываться. А тут трава везде. Запас лекарств позволял мне каждое утро выходить из избы и ис

Там, где кедры ливанские

О неизвестной стране, сухом законе и иностранных языках

6 мая 2014 Наталья Львова
Там, где кедры ливанские
«За моей спиной дорога на Кабул», - объявил журналист, находясь в сотне с лишним километров от границы с Афганистаном. «Здесь льется кровь», - добавил он. В Термезе узбекские пограничники обыскали нас, с благодарностью приняв незадекларированную сумму в рублях. Сотрудница таможни поиздевались над моим платком и юбкой: «Чего так замоталась?» С нами был эксперт по Афганистану. Уважаемый человек, профессор. А еще он клялся, что знает дари - афганский диалект персидского языка. Намекал на связи, обещал контакты с нужными людьми. И все время хотел выпить. На окраине Термеза он восхищенно воскликнул: «Как хороши здесь ливанские кедры!» Это нас насторожило. Ливанских кедров в этой местности никогда не было. В Мазари–Шарифе выяснилось, чт

Фотографа все видели?

Портреты на память (когда нет войны)

21 апреля 2014 Наталья Львова
Фотографа все видели?
Если снимать на войне или страна экзотическая, например, то это хорошо ― всё получится. Движение, риск, краски необычные. Но, к счастью, бывают места, где ничего не происходит. Это сложнее. Коллеги говорят: «собирать фактуру». Неприятно как-то. Ты к живым людям приезжаешь, а тебе, оказывается, нужно ещё «фактуру» собирать, как грибы. Тут начинается «постановочное» кино. Кастинг, свет... Хорошо ― музыку не надо писать. В репортаже принято ловить неловкие движения участников, чтобы было, «как в жизни». Фактура закономерно испытывает неприязнь к приезжим клоунам, но подчиняется. «А не могли бы вы ещё раз пойти вдоль этого забора?» «Присядьте вон там». Хозяйка уже пятый раз вытаскивает поросёнка из сарая, а у него всё не т