Показать меню
Ландшафт

Через какую ограду перепрыгивал герой "Мойдодыра"

Про 190 см. в разных измерениях

10 апреля 2017 Кира Гордиенко
Через какую ограду перепрыгивал герой
Не глупа была Екатерина II, когда Таврический сад заняла под свою резиденцию и предпочитала его всем местам для прогулок в межсезонье. Даже писала барону М. Гримму, что для осени и весны нельзя желать ничего лучшего. Обжилась там — гуляй, не хочу. Мы не царские особы и подстраиваем свои порывы посетить один из прекраснейших садов Петербурга под придуманные администрацией часы работы. А иной раз получается, что только подойдешь к воротам, а сад то на просушку закрыт, то на ночь. Неприятно. Сразу вспоминаются строчки из Чуковского: Я к Таврическому саду,  Перепрыгнул чрез ограду… "Перепрыгнул", — говорит. "Чрез ограду", — уверяет. Размышляю, стоя у решетки, что на голову выше меня да с острыми зазубринами поверху, как же это могло пр

Марина Тарковская: В поисках Селибы

О детстве, ответственности, отваге и о том, когда апельсины становятся кислыми

5 апреля 2017 Елизавета Филимонова
Марина Тарковская: В поисках Селибы
Марина Арсеньевна – собирательница истории ее старинного рода. Дочь поэта Арсения Тарковского и сестра режиссера Андрея Тарковского хранит фамильный архив, ведет музей, пишет книги. Ее знаменитые мемуары "Осколки зеркала" давно стали редкостью, и чтобы напомнить, как они хороши, мы публикуем один из рассказов. В последние годы выходила книга "Теперь у нас новый адрес" – о московских и не только адресах семьи Тарковских. Мне же хотелось поговорить с Мариной Арсеньевной именно о ее опыте, о ее впечатлениях и о ней самой, такой, как она запомнилась другу семьи Льву Горнунгу: Марина Тарковская превратилась к окончанию школы в очень красивую девушку, умную, скромную, с большим тактом и обаянием. <...> Она обладала ровным и спокойным х

Белый домик в усадьбе Никольское-Урюпино

Об одном шедевре усадебной архитектуры в 25 фотографиях

27 августа 2016 Вадим Разумов
Белый домик в усадьбе Никольское-Урюпино
Много времени мне понадобилось, чтобы показать вам шедевральные интерьеры Белого домика в подмосковной усадьбе Никольское-Урюпино. Больше года я упрашивал Распорядительную дирекцию Министерства культуры попасть внутрь их собственного объекта. Как оказалось, их и самих туда пускали неохотно. А охота на охотничий Белый домик продолжается уже давно. После Голицыных в начале 1920-х годов домик на пару лет сделали музеем, но затем главный идеолог троцкизма Лев Троцкий подписал акт о передаче его в военное ведомство под склад взрывчатых веществ. Военные бережно хранили культуру, но пришли 90-е годы с Брынцаловым. Первый арендатор затеял евроремонт и запомнился тем, что понизил статус памятника с федерального на региональный. Затем новый арендатор – ЗАО "Историко-архитектурный комплекс

Был такой город

Воспоминания Людмилы Дьяконовой, Виталия Пашица, Заура Хашаева, Сиражудина Патахова, Юрия Августовича о старой Махачкале

27 июня 2016
Был такой город
Из вошедших в проект более чем восьмидесяти захватывающих монологов прежних и нынешних жителей города на Каспии «Культпросвет» для публикации выбрал пять. Фрагмент вступительного слова принадлежит авторам идеи и составителям сборника ― Полине Санаевой и Светлане Анохиной. Полина Санаева, Светлана Анохина: ― Махачкала хранит свою историю куда менее бережно, чем любой другой город. Её нестрогий исторический облик легко размывается под натиском новых времен. И нам остаётся лишь пристально вглядываться и вслушиваться, стараясь поймать отголоски, неверное эхо ушедшего. Но услышать мало, необходимо зафиксировать! Ведь старый город, когда-то выросший из крепости на горе Анжи-Арка, на глазах уходит под воду Атлантидой, словно унося с собой здания, улицы и скверы, городские легенд

Северный дневник Мариуша Вилька

Из новых записей польского путешественника, осевшего на русском севере

19 августа 2015
Северный дневник Мариуша Вилька
Мариуш Вильк. Дом странствий. Перевод с польского И. Адельгейм. Издательство Ивана Лимбаха, 2015. Дом странствий заслуживает особого внимания, поскольку, в отличие от людей оседлых — из поколения в поколение живущих на одном месте (страна, государство, религия), — странник выбирает край обитания согласно капризу, руководствуясь не патриотизмом, верой, работой или гражданской лояльностью, но тем, что подсказывает ему genius loci (гений места - прим.ред.). Ведь всякий истинный странник умеет найти общий язык с гением места. Я бы даже сказал, что в этом и заключается сущность странствия — так расшифровывает  поляк Мариуш Вильк название шестой книги своего "Северного дневника". Польский странник, в прошлом – журналист, связаный с движением "

Под пшенным небом

О ничевошных блинах и о том, зачем песня нужна

7 августа 2015 Александр Рохлин, Наталья Львова
Под пшенным небом
Обещали пшенные блины. Говорили о гордости района, местном колорите, вознесенской традиции. Мол, чуть не вместо хлеба их едят и гостей потчуют без разбору – свадьба, поминки, сватовство, кумовство и первомай. О чем вкус? – спрашивал я. Да ни о чем! – ответствовали мне. – Ни соли, ни сахара, ни дрожжей, ни кефира. Толченое пшено с водой. Другими словами, ничего... ничевошные блины. Я теперь возмущен. Ни разу меня не угостили этим "ничего". Другим – потчевали, как английскую королеву: грибы, огурцы, картошка-толченка, сало в луковой шелухе, яйцо домашнее печеное, пироги с черникой, земляничное варенье и самогон на вишне... Да так, что вываливался из-за стола потерявший совесть куль, а не английская королева... А"ничего" не дали попро

Толстой и около

Три дня по дорогам Тульской губернии

3 июня 2015 Игорь Зотов
Толстой и около
Отправиться в Тулу на длинные праздники были три веские причины. Во-первых, Ясная Поляна. Пусть и бывал там десяток раз, место это обладает странной магией – хочется вернуться. Во-вторых, город Белев. Побывал однажды на обеде у архиепископа Тульского и Белевского Алексия и подумал, что Белев, вероятно, – духовная столица Тульской губернии, коль скоро иерарх носит такой титул. Ну, и гастрономическое любопытство по поводу белевской пастилы, которую вроде бы сто лет назад экспортировали в 40 стран мира. В-третьих, захотелось самому убедиться в том, что будто бы с началом кризиса сограждане предпочли внутренний туризм заграничному и на длинные праздники колесят теперь по родным дорогам вместо того, чтобы лететь в Стамбул или Прагу. В справедливости этого утверждения я усомнился

Ассоциация содействия вращению Земли

Об одной мордовской деревне, первом генералиссимусе, заправке по Пришвину, а выправке по Манилову

19 марта 2015 Владимир Липилин
 Ассоциация содействия вращению Земли
Мы когда-то работали вместе, в мордовской прессе. Это было бешено счастливое время. Потом я не видел их лет пятнадцать. Они звонили. Давили на эстетику: охотничья деревня, лес, цепь озер, пейзажи с пометой "умопомр.", но я не ехал, мотивируя тем, что напиться и здесь легко. Вот обратный путь – он тернист. Но потом попал туда почти случайно. И увяз. И дело вовсе не в алкоголе. Пятьсот километров от Москвы. Республика Мордовия. Деревня Нагорное Шенино, Краснослободский район. От большака Москва-Саранск-Ульяновск – километров семнадцать. Мордовские дамы носят на макушке волшебные, цветастые гнезда, свитые из полушалков. В таких только райским птицам жить. Одежа тоже под стать, нарядная. Поверх шерстяных носков на ногах неизменно галоши. Говорят чудно: интонация к

Не надо манны

Про Торопец, и где у него ударение

16 марта 2015 Наталья Львова
Не надо манны
Автобус выезжает в семь утра с Тушинского автовокзала в направлении Пскова. Билет берешь до Торопца, а приезжаешь уже в Торопец – ударение на второй слог. Правда, не сразу. Автобус-красавец высаживает пассажиров в Нелидово, дальше только на веселой маршрутке с шансоном. Невыгодно автобус гонять, пассажиров до города трое – заранее готовая к испытанием барышня, младенец в ее длинной сумке, смахивающей на небольшую байдарку, и я. Прыгаем по кривой дороге. Спрашиваю у попутчицы, нужна ли помощь? Ей, похоже, ничего не страшно. Объясняет мне, как добраться до гостиницы: прямо-прямо. Городская площадь, приехали. Останавливаюсь у памятного стенда «Знаменательные даты земли торопецкой», начинаю читать с первой строчки: 1074 – первое упоминание о Торопце в Лаврентье

Евгений Асс: Я не верю в то, что в России можно править только сильной рукой и топором

О «Последнем адресе», камнях преткновения и о разнице между памятью и памятниками

2 февраля 2015 Мария Эндель
Евгений Асс: Я не верю в то, что в России можно править только сильной рукой и топором
В «Московских кухнях» Юлия Кима есть такие строчки: В любом из здешних мест, куда ни оглянёшься, ставь свечу и крест, и ты не ошибёшься. В одной Москве большой террор выхватил от семей, из жизни около сорока тысяч человек. До сегодняшнего дня в память о жертвах репрессий на домах не было мемориальных табличек, говорящих нам: здесь их последний адрес. Инициатива, которая латает этот провал в памяти, так и называется - «Последний адрес». Суть проста: жители домов по собственному почину устанавливают таблички с именами уведенных отсюда на казнь. Сведения об адресах – поулично, в алфавитном порядке собраны в базе «Мемориала». Заказчики оплачивают изготовление и установку памятного знака, это примерно четыре тысячи рублей. Автор идеи, журналист и изд