Показать меню
Дом Пашкова

Христофор-звероглавец. Фрагмент книги "Страдающее Средневековье"

О диковинах, анахронизмах, смехе и трепете, и о том, что все смеют поэт с живописцем

2 февраля 2018
Христофор-звероглавец. Фрагмент книги
В издательстве АСТ выходит книга, которой давно следовало появиться, – "Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии". Ее написали Сергей Зотов, Михаил Майзульс и Дильшат Харман – историки-медиевисты, то есть специалисты по средним векам. Именно они создали одно из самых популярных в сети сообществ "Страдающее средневековье" – веселую и остроумную игру старинных картинок и современных разговоров. Их иллюстрированная книга – уже настоящий просветительский труд, где столь же занимательно и неакадемично изложены и объяснены сюжеты изображений в книжных миниатюрах, на фресках и картинах средневековых художников, где каждая деталь что-то означает, включая не только богословскую символику, но и цвета одежд, форму нимба и уместность

Впервые по-русски "Бойцовые рыбки"

О том, что такое вступать и принадлежать. Фрагмент из романа С. Э. Хинтон

29 января 2018
Впервые по-русски
В 1967-м увидел свет роман "Изгои" (The Outsiders), написанный американской старшеклассницей Сьюзан Элоизой Хинтон несколькими годами раньше. В 1971-м издали ее книгу "Это было тогда, это есть и сейчас" (That Was Then, This Is Now). Наконец, в 1975-м вышли "Бойцовые рыбки" (Rumble Fish) снова о бунтах, бандах, одиночестве юности и о скорости, с которой время ее истекает – по Роберту Фросту: Есть ли что золотей  Первой листвы тополей?  Ведь золото превоцвета,  Уберечь-то всего трудней,  Короткий час, - а потом...  (Вот и рай был так уничтожен!)  И слетает лист за листом,  И рассвет размывается днем -  Уцелеть золотое не может! В экранизации "Изгоев" к стихам Фроста режиссер Фрэнсис Форд К

Сено Гегеля и Лескова

Старое новое чтение к Старому Новому году

5 января 2018 Игорь Зотов
Сено Гегеля и Лескова
На самом деле все было не так, как отложилось в памяти. Справедливости ради признаюсь: сперва-то я прочел "Кольца Сатурна" Зебальда, и лишь затем "Манарагу" Сорокина, а все это вместе – на фоне очередного тома нескончаемого Пруста. Но миф, с которым жить, вышел такой: разочаровавшись в Сорокине, я поклялся больше никогда в жизни не связываться с современной литературой. Nunca jamas – как говорят в таких случаях испанцы. Вместе с Россией, стозевно дышавшей еще в "Теллурии", из новой прозы Сорокина ушла сама жизнь, взамен же она (проза) обрела приставку "евро". Отставив Россию, Сорокин написал вполне заурядный евророман, в меру смешной, в меру увлекательный, каких море.       Зато окончательно очаро

Ганди и Лев Толстой

О несотрудничестве. Фрагмент из новой биографии Махатмы

5 декабря 2017
Ганди и Лев Толстой
Прамод Капур, книгоиздатель и кавалер ордена Почетного легиона, выбрал эпиграфом к книге слова Альберта Эйнштейна о Ганди: Возможно, грядущие поколения не поверят, что такой человек, из плоти и крови, когда-то ходил по этой земле. Написанная Капуром и щедро проиллюстрированная биография делает фигуру Махатмы ( в переводе Великая Душа) более достоверной для этих новых поколений и не только за счет разысканий в области "плоти", но благодаря прозаическим деталям, изобилию анекдотов, которые когда-то казались незначительными и не заслуживающими внимания биографам "отца нации". Личная жизнь Ганди, его человеческое измерение удостоверены в книге перепиской с сыном Харилалом и женой Кастурбой. А в приложениях приведены письма к Черчиллю,  Гитлеру, Рузвельту. Прамод Кап

История первого перевода Камю на русский

Донос вместо предисловия. 70 лет Чумы

11 апреля 2017 Нина Г. Бруни
История первого перевода Камю на русский
Нина Георгиевна Бруни, в девичестве Рещикова (1927-1999), родилась в Берлине в семье русских эмигрантов. Детство и юность прошли во Франции, а в 1947-м семья вернулась в СССР. В 1962 году она участвовала в переводе на русский романа Альбера Камю “Чума” (La Peste), который Александр Трифонович Твардовский собирался напечатать в “Новом мире”, а впервые увидел свет в издательстве "Галлимар" в 1947 году. Публикуемые воспоминания были продиктованы ею незадолго до смерти и записаны Львом И. Бруни.   Чума. Галлимар, 1947   В 1961 году в Москве проходила первая национальная французская выставка. Туда приехали работать мои парижские друзья Николай и Вероника Лосские, с которыми мы не виделись 14 лет. Среди прочих подарков привезли

Черно-белое кино. Астафьев и другие

Повесть "Кража" глазами киноведа

7 апреля 2017 Марианна Киреева
Черно-белое кино. Астафьев и другие
"Кража" Виктора Астафьева принадлежит к главному роду литературы: тому, что следует брать в руки, когда совсем плохо и не хочется жить. – Ну, знаете! – вправе сходу возмутиться читатель и тут же спросить: а не стоит ли ему, читателю, в таком состоянии вооружиться еще и Шаламовым с Солженицыным. Или, скажем, пересмотреть "Хрусталев, машину!" или "Трудно быть богом" – чтоб уж наверняка. Что ж, прав читатель: российская наша лагерная проза, к которой фабульно примыкает и "Кража", всегда была безысходно мрачна. И "безысходно" – здесь не просто стандартный эпитет. Глубинный ужас Ада ведь не в каталоге творящихся в нем казней, а в том, что исхода из него нет. То, что зона и есть тот самый неизбывный ад &nda

История болезни

Крымские дни Николая Павловича. Из цикла "Исправленному верить"

23 марта 2017 Константин Богомолов
История болезни
Автор этой рубрики имеет давнюю склонность внедряться туда, где, по его мнению, некая яркая история не до конца разыграна; либо где исторические и документальные источники в какой-то ответственный момент замолкают или не договаривают. Автору далеко до тыняновской смелости начинать там, где кончается документ. Тем не менее к предлагаемой формуле «Исправленному верить…» читатель волен при желании добавить вопросительный знак. Февраль 1855 года. Лондон, район Примроз-Гилль. Грузный бородатый человек выбегает из дому и, смеясь и плача от радости, обнимает первых попавшихся под руку прохожих. Он не сумасшедший, этот русский, напротив, он обладатель ясного ума, умеющий таить эмоции. Но сейчас он не в силах удержать нахлынувшего безумия. Потому что сейчас пришло известие: в

Детство Горького

О бабушкином, дедушкином, зверином и о том, кого из писателей получается вообразить ребенком

21 марта 2017 Игорь Зотов
Детство Горького
Не верится, что вы тоже были маленьким, такой вы — странный. Как будто и родились взрослым. В мыслях у вас много детского, незрелого, а — знаете вы о жизни довольно много; больше не надо, – говорил Толстой Горькому во время одной из их встреч в Крыму в 1901 году. Будущему буревестнику революции было тогда за тридцать, Повесть "Детство" своего великого собеседника он, разумеется, уже читал, а вот своего личного "Детства" еще не написал. Горький начнет его в Италии уже всемирно знаменитым 45-летним писателем. И нет сомнений, что то был, пусть и запоздалый, но ответ Толстому – настолько непохожи две эти повести. На эту книгу мы наткнулись случайно – в нижегородском музее Горького "Домик Каширина", в котором и начинаются оп

Кто нянчил русских гениев

Фрагмент из книги воспоминаний о няне от Пушкина до Ходасевича

21 января 2017
Кто нянчил русских гениев
В основу этой благородной книги о самом нетривиальном воспитании – бессистемном, наивном, сердечном и чудесатом, легли воспоминания литератора, педагога, священника Сергея Николаевича Дурылина, описавшего свое детство и няню Пелагею в домашнем кругу московской купеческой семьи. Борис Пастернак говорил о Дурылине: Это он переманил меня из музыки в литературу. Сергей Николаевич не только писал сам, он многие годы собирал для будущей книги заметки, свидетельства, мемуары выдающихся людей своего времени об их няньках, дядьках, мамушках, кормилицах, отыскивал легкие и теплые следы привязанности, впечатления, оставленные в детской памяти баснословной педагогикой русских нянь. Его труд уже в наши дни завершила Виктория Торопова, биограф Дурылина. Под обложкой стихи Блока, Бунина, Ме

Защитник Сабанеев

Прокофьев и варварство. К столетию одной рецензии

26 декабря 2016 Константин Богомолов
Защитник Сабанеев
Дело было в позапрошлом году на Ежегодных яснополянских писательских встречах, умные и умелые устроители которых во главе с Владимиром Толстым стараются давать слово всем возрастам и всем идейным лагерям русской словесности. В тот день ключевым докладчиком очередного заседания стал заслуженный писатель старшего поколения. Докладчик призывал спасать великое культурное наследие от наглых бескультурных наследников. Речь шла о современном театре. Рядом со мной сидела яркая представительница молодого крыла уральской драматургии. Я украдкой любовался, как играют желваки на нежных скулах моей соседки. Хотя сам я стараюсь без всякого там гневного пристрастия внимать охранителям – если только их миссия не отдает доносом по инстанциям. Докладчик тем временем перешел к вопиющему примеру разл