Показать меню
Дом Пашкова

Три Рима-1

Вечный город глазами Николая Гоголя, Павла Муратова и Виктора Сонькина. Сегодня Гоголь

23 декабря 2013 Игорь Зотов
Три Рима-1
В уходящем году московский филолог Виктор Сонькин стал первым лауреатом премии «Просветитель» в номинации «гуманитарные науки» за книгу «Здесь был Рим». Для кого-то она, может, послужит первым заочным знакомством с Вечным городом, а для Игоря Зотова стала поводом вспомнить другие свои яркие римские литературные впечатления. Написанные в разные столетия, они, конечно же, разнятся по стилю и содержанию: «Рим» Гоголя, «Образы Италии» Муратова и эта книга Сонькина. Начнём с Гоголя. Попробуй взглянуть на молнию, когда, раскроивши черные, как уголь, тучи, нестерпимо затрепещет она целым потопом блеска. Таковы очи у альбанки Аннунциаты. Всё напоминает в ней те античные времена, когда оживлялся мрамор и блистали скульптурные резцы.

Двухразовые книги

Газетные киоски как эффективные книготорговые сети

23 декабря 2013 Дмитрий Бавильский
Двухразовые книги
В киосках сегодня можно купить не только газеты, «любовные» покетбуки и иронические детективы в мягких обложках, но и «полноценные» книги. Зачастую это неликвид, каменеющий на складах пока не получит «вторую жизнь», и ушлые книгопродавцы не распылят залежалые тиражи по стране. Здесь есть свои тонкости. Практика показывает: отдельные издания продаются плохо, даже если это и долгоиграющие бестселлеры вроде «Имени розы» или «Унесенных ветром» (типа «сколько можно»). Но серия, специально придуманная для киосков, способна заинтересовать регулярностью человека, ждущего на остановке свой заблудившийся автобус. В киосках опробованы уже все жанры культпросветтоваров. Вплоть до музыкальных коллекций классики на компакт-

Самые длинные дневники в русской литературе

Яна Гришина, публикатор дневников Михаила Пришвина, рассказывает историю их издания

19 декабря 2013 Дмитрий Бавильский
Самые длинные дневники в русской литературе
Дом-музей М.М. Пришвина в деревне Дунино ИТАР/ТАСС За 5 километров от подмосковного Звенигорода находится Дунино – деревня, где после войны поселился с женой писатель Михаил Михайлович Пришвин. После его смерти в 1954 году в их доме с верандой открылся музей. Здесь Валерия Дмитриевна хранила и расшифровывала дневниковые записи мужа. Пришвин вел их полвека. Ничего похожего в русской литературе нет. Впервые без купюр дневники начали публиковать в 1991 году. Уже вышли 14 томов, на подходе 15-й, но добрались только до военного времени. Записи последних пришвинских лет еще ждут публикации. По самым строгим меркам, это один из важнейших издательских проектов последних десятилетий.  Советская литературная иерархия определила Пришвина в «певцы природы», зато

Реквием по муравьям

О гастролях Театра марионеток Резо Габриадзе в Москве, о букве «ст» в «Сталинграде» и о военной тайне

19 декабря 2013 Игорь Зотов
Реквием по муравьям
Конечно, я не смог отказать себе в удовольствии живьём увидеть «Сталинград» ещё раз. Я уже видел его лет десять назад, и с тех пор убеждён, что куклы Резо Габриадзе точнее многих сказали о той войне и о той битве на Волге. Только мало кто об этом знает. Нет, разумеется, о Резо Габриадзе слышали все. Он сценарист «Мимино», «Не горюй», «Кин-дза-дза». Он автор Чижика-Пыжика, который как «на Фонтанке водку пил», так и пьёт неподалеку от Михайловского замка в Питере ― пять кило бронзы. Он автор много чего ещё, но «Сталинград», я считаю, самое важное его произведение. Вот только Тбилисский Театр марионеток Резо Габриадзе нечасто приезжает в Москву. Зал крохотный, но и куклы тоже невелики. Ни батальных сцен в 3D, ни

Лучшая игра со стихами

Тимофей Собакин, Таша Грановская и Михаил Чевега выиграли поэтический слэм в Москве, Сергей Шнуров признал Нату Сучкову победительницей слэма в Петербурге

18 декабря 2013 Вячеслав Курицын
Лучшая игра со стихами
Поэт форсирует голос, рычит на слове «любовь» — будто в этом слове четыре «р». Его задача не просто рассказать о своих высоких чувствах, но и пленить жюри. А жюри судит — как в фигурном катании — не только «содержание», но и «манеру исполнения». Форсировать голос, впрочем, ещё не значит получить пятёрку (в руках у членов жюри карточки с цифрами от 1 до 5). Кто-то из рафинированных судей поморщится, надрыва и экзальтации не поддержит. Но в жюри больше случайных людей из зала, вовремя протянувших руки, когда ведущий раздавал карточки. Признанные поэты на слэме сплошь и рядом проигрывают голосистым авторам с горячими темами (политика, эротика). А ещё бывает так, что участник приведёт с собой группу поддержки, члены которой,

Збигнев Херберт. Варвар в саду

О том, как польский поэт ХХ века встречает ренессансного художника Пьеро делла Франческа и проникается к нему величайшей любовью

12 декабря 2013
Збигнев Херберт. Варвар в саду
Книжки эссе об искусстве польского поэта, драматурга, переводчика, родившегося во Львове, дважды выходили по-русски. Сборник 2004 года «Варвар в саду» прошёл практически незамеченным. Изданный летом «Натюрморт с удилами» про голландскую живопись стал громким событием. «Натюрморт» вы можете найти в продаже, а «варвар» давно кончился, в интернете его нет, и мы договорились с издательством выложить в сеть текст из уже недоступного Херберта. В публикуемой главе автор рассказывает о том, как шёл к пониманию картин Пьеро делла Франческа. Путь этот проделан также и ногами. Картины и фрески рассеяны по музеям и монастырям, и путешествие к ним превращается в насыщенный квест. Бродский называл Збигнева Херберта (1924–1998) лучшим лириком, пишущим

Борис Гребенщиков словами Бориса Гребенщикова

Вышел в свет цитатник лидера «Аквариума»

12 декабря 2013
Борис Гребенщиков словами Бориса Гребенщикова
«Аквариум». Это чистый передвижной монастырь. Среднее между цирком и монастырем. Монастырь-цирк. Он также похож на пиратскую команду или изолированный отряд крестоносцев. Мы делаем то, что делаем, а если получаем за это деньги, то делим их в пропорции, в которой привыкли делить. Те же, для кого деньги — главное, напоминают мне анекдот про людей, которые ограбили водочный завод, украли десять ящиков водки, продали, а деньги пропили. Когда состав начинает ссориться друг с другом, я немедленно стараюсь из группы свалить. Потом на новом месте возникает совершенно новый «Аквариум» — как правило, с теми же самыми людьми. Буддизм. Когда Будда достиг состояния просветления, первое, что он сказал, оглядевшись вокруг: «Господи, они же все Будды!»

"Живые и мертвое". Кино как история

О новой книге историка кино Евгения Марголита

8 марта 2013 Тихон Пашков
Евгений Марголит. Живые и мертвое. Заметки к истории советского кино 1920–1960-х годов.  СПб.: Сеанс, 2012. 224 с. Ни одна книга по истории кино до сих пор не становилась универсальным ключом к истории страны. Теперь такая книга есть, и она уловляет не только исторические, но и бытийные процессы даже точнее и чище, чем фундаментальные труды специалистов-историков. Не потому только, что у ее автора абсолютный слух, какой бывает у музыкантов и у врачей милостью Божьей. Не потому, что советская история здесь постигается посредством такого инструмента, как искусство. Важно, что наблюдая историю кино, Евгений Яковлевич Марголит обращается к устройству живых душ и характеров, к идее становления и её проекциям на исторический ландшафт. Это становление личности тех, кто в зале, и кт