Показать меню
Любимые стихи

Почти без причастий

«Как в то, что ночь темна…» Александра Страхова

20 декабря 2013 Людмила Бредихина
Почти без причастий
Как-то я пришла домой, включила автоответчик, и оттуда зазвучал голос Кости Гадаева (его ни с кем не спутаешь). Я его не слышала лет десять или больше. Он всегда прекрасно читал стихи, очень выразительно: Как в то, что ночь темна, а луч рассвета ал, Я верю: в дверь мою не достучаться раю. С тобой и за тобой шептать «я умираю» Я не могу — увы! — еще не умирал… О эта немота! А жил? Ужели жил? Ужель твоих ушей и мой касался голос? Так         за вперёд ушедшей жницей                                        &

Два странных стихотворения Сумарокова

Гордость и тщеславие выдумал бес

17 декабря 2013 Александр Шабуров
Два странных стихотворения Сумарокова
Пару лет назад я сидел в Тель-Авиве у художника Миши Гробмана, который помимо прочего издает русскоязычный журнал "Зеркало" и сам замечательный стихоплет. И спрашивает меня: "Угадаешь, чьи это стихи?" И стал читать какую-то глоссолалию. Я не угадал. Оказалось, что это Сумароков, конец XVIII века. Вернувшись в Москву, я попытался найти Сумарокова, но советские времена, когда 100-тысячными тиражами издавали все, что не приносит деньги, закончились. В букинистическом отделе книжного магазина "Москва" (на ул. Тверской) Сумарокова не было вовсе, а в "Фаланстере" нашлись только его оды. Через полгода в Свердловске я жил у председателя тамошнего Союза писателей Жени Касимова, дома у него Сумарокова тоже не было, зато была книжка нашего общего приятеля

Мгновенью жизни будь послушен

«Стансы Толстому» Александра Пушкина

12 декабря 2013 Мария Аверьяновна Сапунова-Хлебникова
Мгновенью жизни будь послушен
В одном из недавно прочитанных мною ранних стихотворений Пушкина меня поразили строки:   Поверь, мой друг, она придёт, Пора унылых сожалений, Холодной истины забот И бесполезных размышлений.   Мне девяносто лет и даже ещё плюс один год. И эта «пора» ― моя. Что Пушкин гений ― давно все знают. Но как мальчишка в 20-то лет (!) мог понимать, какие раздумья приходят в позднем возрасте? И предостерегать товарища, ненамного старше себя, от преждевременного «старчества» и напускных «седин». Якову Николаевичу Толстому, одному из руководителей кружка «Зелёная лампа», участнику «Союза благоденствия», об эту пору 28. Александра Сергеевича он переживёт на 30 лет и, своим ходом добравшись в старость, наверное