Показать меню
Фольклор

Три сестры в БДТ

О новом спектакле Владимира Панкова, времени в разрезе и сорной траве

20 марта 2017 Ольга Лоза
Три сестры в БДТ
Когда заходит речь о материале, который разработан вдоль и поперек, сложно сказать свое слово, удержавшись от экстремальных новаций. Владимиру Панкову, руководителю московского Центра драматургии и режиссуры, это удалось, ни в чем не погрешив против замысла Чехова – с помощью правильно расставленных акцентов.  Акцент первый Панков позволил себе только одну вольность: сестер на сцене не три, а семь. Три молодые. Три во второй половине жизни. И – девочка лет девяти. Она не персонаж пьесы, но одно из главных действующих лиц: Детство. Как будто в разрезе показана тройная спираль времени: мы видим, что было, что есть и что будет. Детство сидит за роялем, шалит и радуется подаренному волчку. Молодость врывается в двери с лучами весеннего солнца. Сестры третьего возраста ра

Смех и слезы Шукшина

О том, что с дурачка спрос невелик

4 февраля 2017 Виктор Филимонов
Смех и слезы Шукшина
Культпро продолжает публикацию энциклопедического цикла-декалога историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященного крестьянской вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Деревня, куда она приходит?  III. Съехавший с корня IV. Дорожные жалобы V.  Вечерний звон VI. В поисках идеала                                            Меня еще дед мой учил: как где трудно придется, прикидывайся дурачком. С дурачка спрос невелик… В. Шукшин. Печки-лавочки   1. Первый полнометражный фильм Шукшина "Живет такой парень" (1964) зачислили в коме

Под пшенным небом

О ничевошных блинах и о том, зачем песня нужна

7 августа 2015 Александр Рохлин, Наталья Львова
Под пшенным небом
Обещали пшенные блины. Говорили о гордости района, местном колорите, вознесенской традиции. Мол, чуть не вместо хлеба их едят и гостей потчуют без разбору – свадьба, поминки, сватовство, кумовство и первомай. О чем вкус? – спрашивал я. Да ни о чем! – ответствовали мне. – Ни соли, ни сахара, ни дрожжей, ни кефира. Толченое пшено с водой. Другими словами, ничего... ничевошные блины. Я теперь возмущен. Ни разу меня не угостили этим "ничего". Другим – потчевали, как английскую королеву: грибы, огурцы, картошка-толченка, сало в луковой шелухе, яйцо домашнее печеное, пироги с черникой, земляничное варенье и самогон на вишне... Да так, что вываливался из-за стола потерявший совесть куль, а не английская королева... А"ничего" не дали попро

Толстой и около

Три дня по дорогам Тульской губернии

3 июня 2015 Игорь Зотов
Толстой и около
Отправиться в Тулу на длинные праздники были три веские причины. Во-первых, Ясная Поляна. Пусть и бывал там десяток раз, место это обладает странной магией – хочется вернуться. Во-вторых, город Белев. Побывал однажды на обеде у архиепископа Тульского и Белевского Алексия и подумал, что Белев, вероятно, – духовная столица Тульской губернии, коль скоро иерарх носит такой титул. Ну, и гастрономическое любопытство по поводу белевской пастилы, которую вроде бы сто лет назад экспортировали в 40 стран мира. В-третьих, захотелось самому убедиться в том, что будто бы с началом кризиса сограждане предпочли внутренний туризм заграничному и на длинные праздники колесят теперь по родным дорогам вместо того, чтобы лететь в Стамбул или Прагу. В справедливости этого утверждения я усомнился

Канн: Сказка сказок Маттео Гарроне

О съеденном сердце и отсутствии магии

15 мая 2015 Вероника Хлебникова
Канн: Сказка сказок Маттео Гарроне
В 2008 году Маттео Гарроне получил Гран-при Каннского кинофестиваля и пять наград Европейской киноакадемии за фильм "Гоморра". В фильме была произведена процедура дегероизации скотства – необычная для зрелищного искусства, по самой своей природе наводящего лоск на ординарный разбой и бойню. Конечно, к тому времени само понимание кино как зрелища в очередной раз утратило популярность, и даже Голливуд слегка скорректировал свою продукцию. Зрелище повсюду вытесняла медитация, пришедшая с тайского востока, но еще сильнее подтачивала основы качественно рассказанной истории так называемая документальная объективность. "Гоморра", на первый взгляд, как раз и была беспристрастным наблюдением за социальным организмом, пораженным мафией – каморрой, показанной к

Орки нараспашку

О хоббите Бильбо, гноме Торине, драконе Смоге, поваре Кейси Райбеке, и о том, что случится, когда Индиана Джонс найдет Кольцо Всевластья

18 декабря 2014 Максим Андреев, Станислав Ф. Ростоцкий
Орки нараспашку
      инальная часть трилогии Питера Джексона по "Хоббиту" – "Битва пяти воинств" вот уже неделю триумфально шествует по мировым экранам, и с момента премьеры в тридцати семи странах (из которых только семь можно причислить к рынкам-мейджорам) создатели фильма уже успели положить в свои кармашки больше 122 миллионов долларов. Во вторник самая короткая из всех толкиновских экранизаций, предпринятых Джексоном (всего-то 2 часа 24 минуты), вышла на американские, а также испанские, итальянские и южнокорейские экраны. В Австралии фильм выйдет в прокат сразу после Рождества, а в Китае - в конце января. О кассовом успехе "Битвы" можно совершенно точно не беспокоиться, но у Максима Андреева и Станислава Ф. Ростоцкого накопилось немало

Дом дурака

После телепремьеры фильма Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына»

21 октября 2014 Марианна Киреева, Евгений Марголит
Дом дурака
К деревенскому почтальону Алексею Тряпицыну  то и дело приходит ночами и смотрит на него большой серый кот. Вроде бы, ничего удивительного: кот как кот. Да только неоткуда тут ему взяться:  нет в родной деревне никаких серых котов - жалуется сестре невольный духовидец. Точно так же, казалось бы, неоткуда взяться в нашей повседневной реальности - тем более в «серо-серой» документальной реальности вымирающей северной деревни - чуду.     Меж тем, ощущение присутствия чуда не оставляет нас на просмотре картины, пристально глядит с экрана: а видишь ли ты меня?  Что как раз неудивительно: Кончаловский - один из немногих сегодня художников, который давно и твердо знает: дать переживание чуда погрязшему в серо-серой реальности зрителю - и есть подлинная ц

На что нам бесполезные вопросы?

Если вампир укусит мусульманина и превратит того в вампира, убоится ли такой вампир католического креста?

23 сентября 2014 Дмитрий Бавильский
На что нам бесполезные вопросы?
  В Живом Журнале существует весьма популярное комьюнити Бесполезных вопросов. Оно насчитывает почти тридцать тысяч участников и гарантирует чтение одно из самых веселых, никогда не оскудевающее и духоподъемное. Безответные вопросы – таков особый жанр, расцветший в русле русской традиции. Вот у Гоголя: Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву, или не доедет?» — «Доедет», отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет? Почему не делают автоматы с двумя магазинами, как у той тетки из первой части «Обители зла»? Если вампир укусит мусульманина и превратит того в вампира, убоится ли такой вампир католического креста? Можно ли загипнотизировать собаку? Будет ли считаться кражей, если умыкнуть продукт

Философия кино в 7000 знаков

С чего начинается кино, насколько пуст стакан и проницателен Корней Чуковский

20 сентября 2014 Игорь Манцов
Философия кино в 7000 знаков
Для меня кино начинается не с Томаса Эдисона, который за год-другой до братьев Люмьер учинил первый кинопоказ, правда, не в зале, а в компактном ящичке наподобие игрового автомата, кинетоскопе, и для одного единственного потребителя. Эдисон почему-то решил, что подобная форма будет экономически более выгодной, но, как мы знаем, просчитался. Однако, и не с помянутых братьев, которые догадались присоединить к проектору обыкновенный волшебный фонарь, определив тем самым на десятилетия формат потребления движущихся картин. Сущность кино, по-моему, лучше всех выразил в своей ранней, 1908-го года, статье про массовые литературные жанры Корней Чуковский: Кинематограф тоже есть песня, былина, сказка, причитание, заговор. Вот с этой проницательной формулы все и начинается. Ею же и

Мария Семёнова: Я приоткрыла дверь в этот мир, и воскликнула - а-а-ах!

Классик отечественного фэнтези о мифах и легендах третьей планеты от Солнца, о полозновице и о школе лагерей

31 мая 2014 Игорь Зотов
Мария Семёнова: Я приоткрыла дверь в этот мир, и воскликнула - а-а-ах!
Матерь «Волкодава» и мастер русского фэнтези Мария Семёнова написала титульную книгу популярной саги почти 20 лет назад - в 1995 году. В 2003-м цикл, казалось бы, свернулся, а нынешней весной вдруг появился роман "Волкодав. Мир по дороге". Его действие хронологически предваряет события первой книги. Питерская писательница рассказывает о чтении классиков и о влиянии мифа на современную жизнь, о том, для чего спустя 11 лет она вернулась к праистокам саги, и кто идёт на смену Волкодаву.     В.Васнецов. Песнь о вещем Олеге. Колонтитул. 1899   Помню, как несколько лет назад в "Школе злословия" вы достойно отражали "удары" Авдотьи Смирновой и Татьяны Толстой... - Спасибо. После съёмок вышла смешная история. Если п