Показать меню
Антропология

Дом дурака

После телепремьеры фильма Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына»

21 октября 2014 Марианна Киреева, Евгений Марголит
Дом дурака
К деревенскому почтальону Алексею Тряпицыну  то и дело приходит ночами и смотрит на него большой серый кот. Вроде бы, ничего удивительного: кот как кот. Да только неоткуда тут ему взяться:  нет в родной деревне никаких серых котов - жалуется сестре невольный духовидец. Точно так же, казалось бы, неоткуда взяться в нашей повседневной реальности - тем более в «серо-серой» документальной реальности вымирающей северной деревни - чуду.     Меж тем, ощущение присутствия чуда не оставляет нас на просмотре картины, пристально глядит с экрана: а видишь ли ты меня?  Что как раз неудивительно: Кончаловский - один из немногих сегодня художников, который давно и твердо знает: дать переживание чуда погрязшему в серо-серой реальности зрителю - и есть подлинная ц

Как мозг заставляет нас делать глупости

"Кто бы мог подумать!" Аси Казанцевой. Финалисты премии "Просветитель"

20 октября 2014
Как мозг заставляет нас делать глупости
Эта книга - несомненная удача и автора, и издателей. Во-первых, вечно актуальна ее тема. Журналист Ася Казанцева анализирует главные биологические "ловушки", в которые все мы рано или поздно попадаем в повседневной жизни: вредные привычки, наркотики, сексуальные проблемы, стрессы и депрессии. Во-вторых, профессионализм автора. Казанцева, до того, как заняться научной журналистикой, окончила кафедру Высшей нервной деятельности на биофаке петербургского университета. И, наконец, в-третьих, молодой задор: автору нет и тридцати. Эти три обстоятельства делают книгу "Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет делать нас глупости" увлекательной и серьезной одновременно. К тому же, читателю подзабывшему школьную биологию, Казанцева предлагает свой "краткий курс" в конце

На что нам бесполезные вопросы?

Если вампир укусит мусульманина и превратит того в вампира, убоится ли такой вампир католического креста?

23 сентября 2014 Дмитрий Бавильский
На что нам бесполезные вопросы?
  В Живом Журнале существует весьма популярное комьюнити Бесполезных вопросов. Оно насчитывает почти тридцать тысяч участников и гарантирует чтение одно из самых веселых, никогда не оскудевающее и духоподъемное. Безответные вопросы – таков особый жанр, расцветший в русле русской традиции. Вот у Гоголя: Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву, или не доедет?» — «Доедет», отвечал другой. «А в Казань-то, я думаю, не доедет? Почему не делают автоматы с двумя магазинами, как у той тетки из первой части «Обители зла»? Если вампир укусит мусульманина и превратит того в вампира, убоится ли такой вампир католического креста? Можно ли загипнотизировать собаку? Будет ли считаться кражей, если умыкнуть продукт

Михаил Дурненков: Нулевые были самими благополучными годами России

О важных итогах «Любимовки» и долгожданной встрече с реальностью

20 сентября 2014 Наталия Бабинцева
Михаил Дурненков: Нулевые были самими благополучными годами России
Фестиваль современной молодой драматургии Любимовка сильно перерос подвал «Театра.док» и превратился этой осенью в важнейшее событие встревоженной и политизированной Москвы. За четверть века существования Любимовки пьесы, прочитанные здесь, очень и очень постепенно, но все увереннее и триумфальнее переходили из самодеятельного подполья в репертуары лучших театров. Михаила Дурненкова, драматурга и арт-директора фестиваля ставят в Александринке и МХТ им. Чехова. Он начинал еще в Тольятти в соавторстве с братом, Вячеславом Дурненковым. Один из последних московских спектаклей – «День Победы» в постановке Юрия Муравицкого на Таганке. Расскажи, пожалуйста, о новых для Любимовки темах. - Впечатления очень странные и пока не до конца переваренные. Раньше, напр

Комбинат "Надежда": русское кино в 2014 году

О плате за чистоплюйство, а также о цене моралиста

30 июня 2014 Игорь Манцов
Комбинат
Вот что я узнал о кинокартине «Комбинат «Надежда» прежде, чем посмотрел её на ММКФ. Говорят, молодые продюсеры собрали бюджет в 400 тысяч долларов, не одалживаясь у Минкульта. Считается, что без помощи государства никуда, и всякого рода ловкачи - а в теперешнем нашем кино нужно быть скорее ловким, чем умным - регулярно государственным вспомоществованием пользуются. Хотя, как правило, с плачевными результатами. Сценарий написали Наталья Мещанинова, Любовь Мульменко, Иван Угаров, насытив его и матом-перематом, и презренным бытом. Мещанинова, документалистка в прошлом, картину срежиссировала. Снимали в заполярном Норильске, который играет важнейшую роль и назван по имени. Мировая премьера состоялась зимой на фестивале в Роттердаме. Картина участвовала в программе &l

Документальное кино на ММКФ

О валовом национальном счастье, соблазнах технократии и первобытном блаженстве

23 июня 2014 Наталия Бабинцева
Документальное кино на ММКФ
В программе нынешнего Московского кинофестиваля оказалось сразу три программы неигрового кино: «Документальный конкурс», «Свободная мысль» и «По ту сторону игровой и неигровой». Это нонсенс, если учесть, что ещё три года назад не было ни одной. Куратор «Свободной мысли» Григорий Либергал на открытии сказал, что неигровое кино – это такая же мода, как и интерес к нон-финкшн. Действительно, документального кино стало много: заблудиться в программах несложно. Главные премьеры устроители приберегли для последних дней фестиваля.   Сетевой Торчок. Web Junkie. Режиссёры Шош Шлам, Хилла Медалиа. Израиль, США, 2013 Этот фильм – первая ласточка. Хорош не своими языковыми свойствами (снят как раз традиционно), но точно обозначе

Отрывки из дневников Сьюзен Сонтаг

Записи августа 1964-го

21 июня 2014
Отрывки из дневников Сьюзен Сонтаг
С любезного разрешения издательства «Ад Маргинем» мы публикуем отрывок из второго тома дневников Сьюзен Сонтаг «Сознание, прикованное к плоти».  Философ и литератор, теоретик искусства, автор важнейшей книги «О фотографии» (1977 г.) не давала разрешения на публикацию своих дневниковых заметок. Их выход в свет — символический акт сыновьей мести. Во второй том Дэвид Рифф включил записи матери с 1964-го по 1980 год: чтение обескураживающее и разоблачительное. Вместо растиражированного образа бесстрашной амазонки и публичной красавицы из текста дневников проявляется довольно неуклюжий женский силуэт: неуверенная в себе, патологически серьёзная, не умеющая распорядиться своим телом, не способная (сплошные отрицания!) разрешить себе удовольствия

Диалоги о кино. Свобода от ненависти

Историк Евгений Марголит и Игорь Манцов выясняют, возможно ли счастье для всех и стоит ли чего-нибудь простота

12 мая 2014 Игорь Манцов, Евгений Марголит
Диалоги о кино. Свобода от ненависти
Игорь Манцов: Евгений Яковлевич, продолжим разговор о том, зачем и как мы смотрим кино. Евгений Марголит: Возвращаясь к первому нашему разговору: важен подход к фильму в духе "мое/не мое". Для себя давно определил: я самый обыкновенный зритель, хотя и квалифицированный. От картины мне, как и любому зрителю, нужно, чтобы меня зацепило, чтоб я вышел с сильно колотящимся сердцем. Но поскольку я зритель профессиональный, начинаю самому себе объяснять: чем это кино меня задело, что такое особенное я там увидел? Если не зацепило, анализировать не буду. Не потому, что это плохо, а потому, что не мое. Если разозлило, как с "Географом…" И.М.: Интересно! Вас фильм "Географ глобус пропил" именно разозлил? Е.М.: Там, по-моему, произошла элементарная п

Михаил Трофименков. Кинотеатр военных действий

Фрагмент прекрасного и яростного мира в книге лучшего отечественного кинокритика

25 апреля 2014
Михаил Трофименков. Кинотеатр военных действий
Михаил Трофименков написал необычную книгу, которая только что вышла в издательстве петербургского журнала «Сеанс». Она про «кино-войну» ― про непосредственное участие кинематографа-повстанца в освободительном движении, в политических событиях. Даже беглый взгляд на историю ХХ века не оставляет сомнений, что это был не только век кино, но и век нескончаемых войн ― мировых, гражданских, колониальных, идеологических. Буквально повсюду ― от Алжира до Японии. Трофименков пишет о войнах второй половины века, которые только кажутся менее кровопролитными, чем две мировые его первой половины. Как вели себя кинематографисты в условиях тотального фронта, кем они были, как сложились их судьбы и судьбы их персонажей ― террористов, политиков, партизан, банкиров, повстанцев,

Захар Прилепин: Империя - это форма жизни, единственно возможная для моей страны

О тех, кто принимает решения, о правде Толстого, о Крыме Пушкина и о том, без чего рассыпается нация

23 апреля 2014 Игорь Зотов
Захар Прилепин: Империя - это форма жизни, единственно возможная для моей страны
Роман "Обитель": почти 800 страниц, 40 центральных персонажей и сотня эпизодических: православные и католические священники, поэты, философы, актёры, музыканты, спортсмены, шпионы, крестьяне, революционеры, чекисты, белогвардейцы, русские, украинцы, индусы, латыши, чеченцы, поляки, казаки, евреи. Каждому - своя биография, убеждения, вера, характер. Чтобы изучить и положить на бумагу мир Соловков, Захару Прилепину понадобилось три с половиной года труда. И вот пришло время это читать. Мало, кто понимает, и редко от кого можно услышать, что «дело государственной пропаганды - не пропагандировать прихоти и похоти, а доказывать, что всегда выигрывает тот, кто тоньше чувствует, сложнее рефлексирует». Об этом и о том, как создавалась книга, как история человеческой души скла