Показать меню
Антропология

Москва — Россия, дальше никуда

Двадцать пять причин, почему я не люблю современную отечественную комедию

17 апреля 2014 Юрий Гладильщиков
Москва — Россия, дальше никуда
17 апреля большим тиражом 1000 копий — типа смотрите все! — у нас вышла комедия «Скорый «Москва — Россия». Русский дурачок и наивная американка садятся в поезд «Москва — Владивосток», но вскоре от поезда отстают и попадают в передряги. Обоим при этом надо поспеть во Владивосток вовремя. Она актриса, и у неё контракт. А он любит выкладывать приколы на YouTube и по пьяной лавочке поспорил на всё своё имущество, что за неделю снимется с амурским тигром на фоне чего-то там, и количество его просмотров достигнет миллиона. Режиссёр «Скорого» Игорь Волошин — человек серьёзный, автор нетривиальных «Нирваны» и «Бедуина». Раз уж он взялся за комедию, да с таким названием и сюжетом, то, очевидно (подума

Три фильма Стива Маккуина

О том, что человек не мешок костей, а кладовая символов

7 апреля 2014 Игорь Манцов
Три фильма Стива Маккуина
Разбираясь с итогами «Ники», я цитировал нашего известного публициста Максима Соколова: Сама суть современного голливудского киноремесла - это развлечение многоязычного и разноплеменного населения всемирной Империи. Национальной продукции здесь не место. Это распространённая точка зрения, и сегодня на примере одного британца я покажу, насколько сомнительны подобные обобщения. Такова моя задача – находить подтверждения тому, что мир большой, мир разнообразный, что если кто-то где-то скурвился и продался, то по закону сохранения энергии кто-то другой выпрямился во весь рост, честно отработал и наварил Огромного Смысла. И ещё я категорически против того, чтобы культуру политизировали. Там где работают, там пресловутой «национальной продукции» хватает.

1908 год. «Понизовая вольница»

Кто, а главное, почему назначает фильмы «первыми в мире» и просто любимыми ― в новом цикле историка Евгения Марголита для «Культпросвета»

31 марта 2014 Евгений Марголит
1908 год. «Понизовая вольница»
С некоторых пор занимает меня ― и чем дальше, тем больше ― вопрос: как будет выглядеть история кино с точки зрения зрительного зала, его предпочтений? Специфика истории отечественного кино такова, что к кассовому успеху у нас относились, да и относятся, с инстинктивным прямо-таки подозрением ― как к чему-то предосудительному, с чем вынуждены мириться. Принять его до конца наше киносообщество не может. Кассовый успех признаётся у нас закономерным только в том случае, когда признание зрительного зала совпадает с признанием кинематографического мира. Как это произошло, например, с «Чапаевым». Несовпадение же, в лучшем случае, оставляется без внимания. Как, скажем, не был замечен восторженной критикой тех же лет прокатный провал «Окраины» Барнета. Или, что чаще, кассовы

"Трудно быть богом", напоследок

Шихарда кавда! Миногам, нуффан, арканар. Румата, румата, румата. Вычура, вычура, вычура. Втридорога, втридорога, втридорога!

25 марта 2014 Игорь Манцов
  В той мере, в какой «Трудно быть богом» ― причитание и заговор, это настоящее кино. Имею в виду характеристику, которую ещё в 1908 году выдал литературный критик Корней Чуковский: «Кинематограф тоже есть песня, былина, сказка, причитание, заговор». Внешне жизнеподобное и стихийное, искусство кино основывается на устойчивых формулах древнего, архаического происхождения, свобода кинорежиссера ограничена поэтому самыми массовыми представлениями. Это лишь кажется, что режиссер произвольно сочиняет. На самом деле ― идёт на поводу. Ведь чем больше массовый зритель «угадывает», тем больше радуется, тем чаще и охотнее платит. Причитание и заговор ― это веления коллективного разума и чаяния коллективной души, которые через фильм транслиру

Олимпийский смех, или Второе дыхание русского анекдота

За полтора месяца наш народ сочинил две дюжины отборных олимпийских анекдотов.

21 марта 2014 Иван Куликов
Олимпийский смех, или Второе дыхание русского анекдота
Сколько претензий высказано и обид накоплено: кому-то показалось, что иностранцы развязали кампанию по смеховой дискредитации зимних Игр в Сочи, кому-то — что анекдот на Руси умер и не возродится. Между тем именно россияне оказались чемпионами анекдота. Именно они, прежде всего, массово шутили над Олимпиадой. Как именно шутили, рассказывает один из лучших специалистов по русскому анекдоту, филолог Александра Архипова, автор монографий «Штирлиц шёл по коридору…» и «Анекдоты о Сталине» в соавторстве с Михаилом Мельниченко.   Когда вы вывесили в соцсетях просьбу сообщать об анекдотах на тему сочинской Олимпиады, я удивился: неужели есть ещё анекдоты? Русские анекдоты снова пытаются превзойти реальность? — Это обычная реакция. Когда слыш

Венецианская мша

Каким обещает стать современное искусство в ближайшие десять лет

20 января 2014 Людмила Бредихина
Венецианская мша
Всегда так: то рановато, то запаздываешь. Наш сайт начал работать чуть позже момента, когда последняя Венецианская биеннале была в центре всеобщего внимания. Но раз уж там замахнулись трендом на следующие десять лет, то выставка перестает быть просто «информационным поводом». Стоит вернуться и договорить о том, что предлагалось в основном проекте биеннале, и что показали в российском павильоне - «Новый миф о Данае». Тем, кто не слышал о биеннале в Венеции ничего, следует знать, что здесь находятся павильоны разных стран, которые второй век каждые два года соревнуются, чье искусство лучше. Олимпийские игры, практически. В Джардини, кроме национальных павильонов, находится Центральный павильон, где выбранный куратор представляет основной проект. На него принято обр