Показать меню
Украина

Театр после Холокоста и во время войны

Золотая маска–2016

26 марта 2016 Людмила Бредихина
Театр после Холокоста и во время войны
Нам привычно избегать этих тем. Говорим мы о них по праздникам и юбилеям, что по-человечески очень понятно. 2015 год был юбилейным, поэтому в программе "Золотой Маски" несколько спектаклей о войне, блокаде, Холокосте. Прошло семьдесят лет, это много, и странно было бы говорить об этом как раньше, "как всегда". Впрочем, скоро двадцать лет как не сходит со сцены легендарный спектакль "Современника" "Крутой маршрут". Четыре года назад в возрасте ста двух лет умерла бывшая узница ГУЛАГа незабываемая Паулина Мясникова, пятнадцать лет игравшая в этом спектакле. Он был и остается большим событием в рамках того театра, который со времен Аристотеля обозначен как мимесис, а со времен Станиславского – как театр сопереживания с соблюдением четких границ

"Битва за Севастополь"

Выиграна искусством у пропаганды с разгромным счетом

2 апреля 2015 Екатерина Чен
"Битва за Севастополь" режиссера Сергея Мокрицкого, известного прежде как замечательный оператор, выходит в кинотеатрах России и Украины одновременно. Фильм совместного производства двух стран и смешанного творческого состава в украинской версии называется "Незламна" – "несломленная". Меньше всего хотелось бы, чтобы предубеждения, навязанные извращенной политической реальностью, заслонили достойное кино. А достоинства его очевидны – помимо профессиональной отваги и немалого мастерства, эмоциональная щедрость и антивоенный дух, а вернее – душа, поскольку это история о женщине на войне и великолепная актерская работа Юлии Пересильд. Украинский прокатный титр, пожалуй, даже точнее отражает содержание картины, поскольку судьба человека взята к

Григорий Сковорода и Арсений Тарковский

О тех, кто выбирает сети, когда идет бессмертье косяком

11 марта 2015 Виктор Филимонов
Григорий Сковорода и Арсений Тарковский
                                                                                                                         Я жил, невольно подражая Григорию Сковороде...                                                                                            

Почти ничего не видно

О том, что гражданского человека сложнее всего научить падать как подкошенный

26 декабря 2014 Наталья Львова
Почти ничего не видно
Небольшая глубина резкости на снимке позволяет увидеть только передний план, одну деталь. Минимальная погрешность, и все поплывет не туда. Объектив, как близорукий человек, рассеяно шарит у себя под носом. Травинки, пылинки, цветочки, неразорвавшаяся граната в траве. Брошенные в спешке вещи, простреленные книги в разбитой библиотеке, ошалелые контуженые и глухие бывшие домашние животные. Репортажу с войны полагается быть резким, актуальным, вызывающим. Автор этих снимков предпочел нерезкие натюрморты. Мы не можем никак, к сожалению, назвать его имени. Но он доктор. Не репортер, который отснял свои гигабайты и, к своему огромному облегчению, уехал. Он служит в передвижном госпитале, - его место работы возникает тогда, когда появляются более-менее крепкие стены, трофейный запас лекарств. И &

Военные стихи Бориса Херсонского

Человек от рождения взят на прицел

18 июня 2014 Игорь Зотов
Военные стихи Бориса Херсонского
Когда поэты, точно репортеры, бросаются писать стихи "по поводу", выходит фальшиво. То пафос чрезмерен, то рифма глупа, то ритм сбит. У одессита Бориса Херсонского всё иначе. Его новая книга "Missa in tempore belli. Месса во времена войны" вышла только что в "Издательстве Ивана Лимбаха". Она и поэтически безупречна, и исполнена в вечном жанре главного христианского богослужения. Эти стихи не нуждаются в комментариях. Всё, что в них, - происходит прямо сейчас, на наших глазах.     * * * Восходит Солнце Истории. Люди кричат: "Виват!" Ты тоже кричишь "Виват", а значит — не виноват. Холод тебя не возьмет, пламя не опалит, поскольку ты командир и есть у тебя замполит. И есть у тебя рядовые &

Кинооператор Сергей Стеценко о Майдане и Вавилоне

В Канне премьера фильма Сергея Лозницы "Майдан"

21 мая 2014
Кинооператор Сергей Стеценко о Майдане и Вавилоне
Фильм "Майдан" режиссера Сергея Лозницы публика увидит уже через несколько часов на Каннском кинофестивале. Снял его замечательный киевский оператор Сергей Стеценко. Для зрителя оператор документального кино — это абстрактный человек из титров. Никто не знает его в лицо. Но природа неигрового кино такова, что порой режиссеры-документалисты могут оценить свой съемочный материал только на рабочем столе. Роль человека с киноаппаратом в этом деле решающая. За плечами у Стефана, так зовут Сергея друзья, работа с замечательными режиссёрами Юрием Речинским и Максимом Васяновичем. Мы встретились с ним на том самом Майдане, где он провел с камерой четыре месяца. Вокруг бродили толпы людей со съемочным оборудованием: все хотят делать кино. И мой главный вопрос: чем будет "Майдан

Новости из Ленинленда

Документальное кино в апреле на экранах Москвы

15 апреля 2014 Наталия Бабинцева
Новости из Ленинленда
Украина: точка отсчета. Режиссёры Сергей Буковский, Светлана Залога. Украина. 2011   В 2011-м году, когда снимался этот фильм, на Украине не происходило ничего особенного. Как будто пришло время сдать в архив события двадцатилетней давности – распад СССР и появление на карте мира нового государства. В центре картины события переломных лет, с 1989-го по 1991-й. Действующие лица - первый президент Украины Леонид Кравчук, российский госсекретарь Геннадий Бурбулис, американский госсекретарь Джеймс Бейкер. Они впервые рассказывают, какие интриги предшествовали распаду СССР, как делили советскую собственность, почему Украине оставили Крым, и как вывозили ядерное оружие. Они вышли из игры и вспоминают много и азартно: тот случай, когда большая политика выглядит как грандиозна

Чернобыль глазами немецкого писателя

Украина на «Карте мира» Кристиана Крахта

15 апреля 2014
Чернобыль глазами немецкого писателя
После падения Стены литературу Германии накрыла так называемая «берлинская волна». Кристиан Крахт — её самый известный сёрфер, самый раскрученный писатель. Его роман Faserland, переведённый и изданный у нас в 2001 году, поставил диагноз поколению молодых европейцев, кому названbя брендов заменили слова любви. Книга разошлась космическим для дебютанта тиражом. Завистники язвили, что Крахт, сын генерального директора крупнейшего издательства «Аксель Шпрингер» и представитель немецкой золотой молодёжи, использовал административный ресурс для раскрутки. Крахт ответил им романом «1979» — про революцию в Иране и болезненный щелбан западному миропорядку. Сейчас он проводит больше времени в Буэнос-Айресе, чем в Берлине, давно и много мотается по миру