Показать меню
Война

Канн 2015: Сказка Натали Портман

В стране Оза

18 мая 2015 Вероника Хлебникова
Канн 2015: Сказка Натали Портман
В Канне состоялась премьера режиссерского дебюта Натали Портман. Она выбрала экранизировать автобиографический роман Амоса Оза "Повесть о любви и тьме", чудесную, надо сказать, книгу. На русском языке ее издали, кажется, в 2006 году. Будь у меня здесь побольше времени, я бы попросила издательство разрешить нам и публикацию фрагмента побольше – для полноты впечатления. www.festival-cannes.com/ru Действие фильма происходит в Иерусалиме и охватывает несколько лет после 1945 года – сочтенные дни Британского мандата и первые дни становления государства Израиль. Но страна Оза в режиссуре Портман – это не кварталы Иерусалима, не его "прокаленные солнцем дворы", а в первую очередь, сказки и истории его матери Фани. В них безмолвно идут вдоль

Роберт Джонс. Ленд-лиз. Дороги в Россию

Что случилось с Садовым Шлангом?

16 мая 2015
Роберт Джонс. Ленд-лиз. Дороги в Россию
Роберт Джонс. Ленд-лиз. Дороги в Россию. Военные поставки США для СССР во Второй мировой войне. 1941—1945. Центрполиграф, 2015 Прежде всего, следует учесть, что это американская книга, а значит отечественные специалисты наверняка найдут в ней всякого рода неточности. Тем более, что речь идет о такой болезненной теме как ленд-лиз. Это понятие пришло из времен Второй мировой войны (в переводе с английского: lend — давать взаймы, lease — сдавать в аренду) и представляет собой правительственную программу, в рамках которой США поставляли в страны антигитлеровской коалиции оружие, боеприпасы, технику, продукты питания и сырье. Конгресс США принял эту программу 11 марта 1941 года, и затем она продлевалась в так называемых Протоколах, которые ежегодно заклю

Макс Бирштейн. Азия

Из воспоминаний художника о Самарканде 1941-1942 годов, рисунки и живопись в эвакуации

12 мая 2015
Макс Бирштейн. Азия
В прошлом году художник Анна Бирштейн завершила публикацию серии книг-альбомов, посвященных творчеству ее отца Макса Авадьевича Бирштейна (1914-2000). В силу малого тиража эти издания нынче стали библиографической редкостью. В них живопись и графика Макса Бирштейна перемежаются его мемуарами, путевыми дневниками, сделанными во время многочисленных творческих экспедиций. Замечательный художник, он запечатлел русский Север, Грузию, Азию, Африку. С любезного разрешения Анны Бирштейн мы публикуем фрагмент воспоминаний ее отца из книги "Азия" и галерею рисунков и живописи, сделанных в Самарканде в 1941-42 годах. В Институте реалистического искусства сейчас работает выставка "Искусство в эвакуации". Есть там и работы Макса Бирштейна, одного из тех немногих, кто в условиях жес

Жили-были на войне

О переправе и о награде. Из книги рассказов фронтовика Исая Кузнецова

8 мая 2015
Жили-были на войне
Исай Кузнецов. Жили-были на войне. Редакция Елены Шубиной, 2015 Исай Кузнецов прожил очень долгую, 93 года, жизнь. Родился в Петрограде еще до революции, в 1916 году. В юности уехал в Москву, трудился рабочим на электрозаводе, попутно учился в заводской театральной студии. В 1941 году призван на фронт, сержантом понтонной части дошел до Дрездена. После войны попробовал себя в театральной драматургии, и получилось. Написал два романа, полтора десятка пьес и столько же киносценариев, среди которых "Достояние Республики", "Москва — Кассиопея", "Отроки во вселенной", "Пропавшая экспедиция", "Золотая речка", "Похищение Савойи"… Книга  "Жили-были на войне" вышла только спустя пять лет после его смерти.

Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев

Из предсмертного дневника ефрейтора вермахта

6 мая 2015
Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев
Сталинградская битва: свидетельства участников и очевидцев. По материалам Комиссии по истории Великой Отечественной войны. Под редакцией Йохена Хелльбека. Новое литературное обозрение. 2015 В этой уникальной книге собраны и прокомментированы свидетельства участников одной из самых страшных битв в истории человечества – Сталинградской. Почти сто рассказов по стенограммам записей военных и гражданских лиц, соотечественников и немцев. Это был тяжелейший и опаснейший труд, ведь советские историки записывали голоса очевидцев в полевых условиях, до или после очередного боя, освобождения очередного населенного пункта. Тем выше ценность этих документов, позволяющих нам сегодня понимать, как в действительности вершится история, и что происходило на фронтах Второй мировой вой

Сергей Самсонов. Рука

Что думают современные писатели о Великой Отечественной. Из сборника военных рассказов

5 мая 2015
Сергей Самсонов. Рука
Мы памяти победы верны. Лучшие рассказы современных авторов о победе. ЭКСМО, 2015. Лев Толстой родился спустя полтора десятилетия после войны с Наполеоном, однако его "Война и мир" остается лучшей книгой в русской литературе, посвященной тем событиям. Увы, русские писатели, родившиеся после Великой Отечественной, о войне почти не пишут, а потому трудно понять не только их личное отношение к тем событиям, но и шире – отношение к ним российского общества. Любопытно, что один из самых грандиозных романов об этой войне написан человеком, который родился в Нью-Йорке в 1967 году! Написан на французском языке. Джонатан Литтелл не только досконально точно передал в "Благоволительницах" многие события войны, в том числе и Сталинградскую битву, но еще и сделал

Нагрудный знак OST

Фрагмент из романа Виталия Семина

28 апреля 2015
Нагрудный знак OST
В 1960-е годы главы из этого романа не рискнул опубликовать  в "Новом мире" даже Твардовский, который  уже печатал Солженицына. Тема остарбайтеров и военнопленных долгое время после войны была в СССР под запретом.  Впервые "Нагрудный знак" опубликовали в 1976 году в журнале "Дружба народов", а спустя два года он вышел отдельной книгой. Виталий Семин описал собственный опыт. Пятнадцати лет от роду его вместе с другими детьми угнали на работы в Германию, домой в Ростов-на-Дону он вернулся только в 1946 году. Юность прошла в изнурительном рабском труде в подземных рудниках. Возвращение тоже трудно назвать радостным – несколько лет Семин вынужден был скрываться от назойливого внимания к себе со стороны МГБ.  "Нагрудный знак"

Фронтовые будни артиллериста

О знакомстве с немцами. Фрагмент из воспоминаний Сергея Стопалова

27 апреля 2015
Фронтовые будни артиллериста
Сергей Стопалов. Фронтовые будни артиллериста. С гаубицей от Сожа до Эльбы. 1941—1945. Центрполиграф, 2015 Эти воспоминания о военном времени написаны москвичом, инженером Сергеем Григорьевичем Стопаловым. Он родился 28 августа 1924 года и к 20 годам оказывался на фронте дважды. В 17 лет добровольцем защищал Москву осенью 1941 года. В боях за Смоленск из его батальона в живых остались 20 человек. Сам он получил ранение в руку под Наро-Фоминском, был отправлен на Южный Урал, в учебный полк. Там, в Чебаркуле, люди умирали от голода, курсантов артиллерийской школы отправляли копать могилы. Осенью 1943 года Стопалов вернулся на передовую уже старшим сержантом, артиллеристом, командиром 122-мм гаубицы. Сергей Григорьевич освобождал от нацистов Белоруссию, Украину, Польшу, Германию

Искусство в эвакуации

О выставке, посвященной возможности рисовать в невозможных условиях

24 апреля 2015 Наталья Львова
Искусство в эвакуации
В Институте русского реалистического искусства снова прекрасная выставка – "Искусство в эвакуации", под эгидой фестиваля "Черешневый лес". Обыкновенно, даже очень внимательный зритель не может углядеть и понять, в каких условиях сделаны художником те или иные картины, наброски, рисунки, – в благополучной московской мастерской, с хорошими холстами и щедрым набором красок, вдали от дома, на пороге голодной смерти, в ознобе. Кураторы этой выставки - Надежда Степанова, Ксения Карпова, Анастасия Сиренко исследовали многочисленные государственные и частные коллекции на предмет работ, созданных в эвакуации. Третьяковка, Русский музей, Пушкинский, музей Большого театра, Музей кино, народов Востока, Отечественной войны, музей Суриковского института, музей Ака

На войне как на войне

Перечитывая повесть Виктора Курочкина

23 апреля 2015 Игорь Зотов
На войне как на войне
"На войне как на войне" Виктора Курочкина – одна из самых необычных русских военных повестей. На первый взгляд, ничего геройски необычного во фронтовых буднях экипажа самоходного орудия под командованием младшего лейтенанта Малешкина нет, включая фамилию и подвиг. Дочитаешь до конца и пожмешь плечами: разве это подвиг? Разве достанется ему оглушительное победное "ура"? И где же поверженные вражеские сотни? Ничего такого у Курочкина не бывает. Саня Малешкин становится героем почти незаметно, не то случайно, и, что самое главное – вынужденно. Заблудился в бою, угодил на своей самоходке в самое логово противника, а там какое геройство? В живых бы остаться.  Война и есть ситуация, где очень важно остаться в живых, а единственный верный способ добиться эт