Показать меню
Война

Почти ничего не видно

О том, что гражданского человека сложнее всего научить падать как подкошенный

26 декабря 2014 Наталья Львова
Почти ничего не видно
Небольшая глубина резкости на снимке позволяет увидеть только передний план, одну деталь. Минимальная погрешность, и все поплывет не туда. Объектив, как близорукий человек, рассеяно шарит у себя под носом. Травинки, пылинки, цветочки, неразорвавшаяся граната в траве. Брошенные в спешке вещи, простреленные книги в разбитой библиотеке, ошалелые контуженые и глухие бывшие домашние животные. Репортажу с войны полагается быть резким, актуальным, вызывающим. Автор этих снимков предпочел нерезкие натюрморты. Мы не можем никак, к сожалению, назвать его имени. Но он доктор. Не репортер, который отснял свои гигабайты и, к своему огромному облегчению, уехал. Он служит в передвижном госпитале, - его место работы возникает тогда, когда появляются более-менее крепкие стены, трофейный запас лекарств. И &

Свобода выбора, когда выбора нет

О действительном и желаемом в фильме "В 6 часов вечера после войны"

24 декабря 2014 Евгений Марголит
Свобода выбора, когда выбора нет
В конце года подводят итоги, вспоминают лучшие фильмы, составляют десятки лидеров массового проката и субъективного вкуса. Историк отечественного кино Евгений Яковлевич Марголит обернулся на 70 лет назад - к чемпиону проката 1944 года, когда критерии были ясными. В начале 2000-х в одной из телепрограмм прошло интервью с ветераном Великой Отечественной войны. У него спросили: какой из фильмов о войне, на его взгляд, отразил происходящее правдивее всего. Ветеран отвечал: "В 6 часов вечера после войны".  Казалось бы, парадокс. Фильм Ивана Пырьева откровено далек от реалистического стиля и даже в титрах значится как "музыкально-поэтический". Это едва ли не самая условная кинопостановка военного времени - со стихотворными текстами, с нарочито картинной, павильонно

Орки нараспашку

О хоббите Бильбо, гноме Торине, драконе Смоге, поваре Кейси Райбеке, и о том, что случится, когда Индиана Джонс найдет Кольцо Всевластья

18 декабря 2014 Максим Андреев, Станислав Ф. Ростоцкий
Орки нараспашку
      инальная часть трилогии Питера Джексона по "Хоббиту" – "Битва пяти воинств" вот уже неделю триумфально шествует по мировым экранам, и с момента премьеры в тридцати семи странах (из которых только семь можно причислить к рынкам-мейджорам) создатели фильма уже успели положить в свои кармашки больше 122 миллионов долларов. Во вторник самая короткая из всех толкиновских экранизаций, предпринятых Джексоном (всего-то 2 часа 24 минуты), вышла на американские, а также испанские, итальянские и южнокорейские экраны. В Австралии фильм выйдет в прокат сразу после Рождества, а в Китае - в конце января. О кассовом успехе "Битвы" можно совершенно точно не беспокоиться, но у Максима Андреева и Станислава Ф. Ростоцкого накопилось немало

Военные стихи Бориса Херсонского

Человек от рождения взят на прицел

18 июня 2014 Игорь Зотов
Военные стихи Бориса Херсонского
Когда поэты, точно репортеры, бросаются писать стихи "по поводу", выходит фальшиво. То пафос чрезмерен, то рифма глупа, то ритм сбит. У одессита Бориса Херсонского всё иначе. Его новая книга "Missa in tempore belli. Месса во времена войны" вышла только что в "Издательстве Ивана Лимбаха". Она и поэтически безупречна, и исполнена в вечном жанре главного христианского богослужения. Эти стихи не нуждаются в комментариях. Всё, что в них, - происходит прямо сейчас, на наших глазах.     * * * Восходит Солнце Истории. Люди кричат: "Виват!" Ты тоже кричишь "Виват", а значит — не виноват. Холод тебя не возьмет, пламя не опалит, поскольку ты командир и есть у тебя замполит. И есть у тебя рядовые &

Карабин! - Кустанай! 30 лет Параду планет

Про то, что в космосе мы одни, а Свема иногда уместнее Кодака

3 июня 2014 Игорь Манцов
Карабин! - Кустанай! 30 лет Параду планет
Немецкий философ Фридрих Ницше боролся с отвлеченными суждениями – спекуляциями, за трезвость мысли. Взял, да и поставил под сомнение существование так называемой души. Мне его логика понятна: слишком многие безответственно рассуждали, да и рассуждают о невидимом. Ницше настаивал: понятие "душа" возникло из наблюдений испуганного древнего человека за предсмертными конвульсиями человека умирающего. Дескать, тело дергается, извивается, как будто внутри него – обреченного – до срока бьется некая чистая, светлая, неподвластная тлену птица. Едва тело замирает, для беспристрастного наблюдателя это означает, что птица-душа вырвалась из темницы наружу. Логично, не придерешься. Такой стиль мышления никого не оскорбляет, ничему не противоречит, воспитывает вниматель

Русская литература в 2014 году: Полина Жеребцова и Юрий Милославский

А также: Пушкин на Парнасе, кровь Фиделя и книга на миллион

2 июня 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Полина Жеребцова и Юрий Милославский
Полина Жеребцова. Муравей в стеклянной банке. АСТ. 2014 Эту книгу можно цитировать с любого места, в любом порядке. И всё будет одним нескончаемым ужасом. Пожалуй, решишь сгоряча: чтение - единственный способ заставить людей навсегда отказаться от войны. Полина вела чеченский дневник с 1994 по 2004 год: 10 лет стрельбы, смерти, голода, холода, болезней, унижений, лжи, предательств, садизма - всего того, что в совокупности обозначается двумя буквами "ад". Никак не могу поверить, что это третья война в моей маленькой жизни! Первая — в 1994 году (мне 9 лет). Вторая — летом 1996 года (с 6 по 22 августа, мне 11 лет). Ох, сколько тогда соседей погибло! И вот — третья. Осень 1999 года (мне 14 лет) Подобных книг в истории человечества написано немал

Балкончик

Почти романс. Мотив народный, слова Риммы Марковой

29 мая 2014 Наталья Львова
Балкончик
На войну мы поехали легко. Помню, взяли: спиртные напитки, колбасу копчёную, бинты. В Джаве БТР газанул рядом с нашей машиной, прямо в окно: оглохли и сидели чумазые. На войне уже было почти спокойно, только мы препирались друг с другом: носить на рукаве белые повязки, чтоб нас от неприятеля отличали, или так пронесёт. В сосновом лесу рядом с городом было много убитых. Вокруг суетились прифронтовые службы и любознательные исследователи, ботинок на покойниках не было, на некоторых телах лежали коробки спичек - если есть бензин, можешь жечь поверженного противника. Победители  собирали трофеи на память. Было жарко. В приграничной пустой деревне горел дом, мы вошли во двор, и к нам со всех ног побежали разноцветные куры, прижались к ногам. Красивый военный мужчина стоял у дороги и все

Михаил Трофименков. Кинотеатр военных действий

Фрагмент прекрасного и яростного мира в книге лучшего отечественного кинокритика

25 апреля 2014
Михаил Трофименков. Кинотеатр военных действий
Михаил Трофименков написал необычную книгу, которая только что вышла в издательстве петербургского журнала «Сеанс». Она про «кино-войну» ― про непосредственное участие кинематографа-повстанца в освободительном движении, в политических событиях. Даже беглый взгляд на историю ХХ века не оставляет сомнений, что это был не только век кино, но и век нескончаемых войн ― мировых, гражданских, колониальных, идеологических. Буквально повсюду ― от Алжира до Японии. Трофименков пишет о войнах второй половины века, которые только кажутся менее кровопролитными, чем две мировые его первой половины. Как вели себя кинематографисты в условиях тотального фронта, кем они были, как сложились их судьбы и судьбы их персонажей ― террористов, политиков, партизан, банкиров, повстанцев,