Показать меню
Канн-2019

Канн 2019. Вернер Херцог и подставные родственники

О семье как воле и представлении

29 мая 2019 Вероника Бруни
Канн 2019. Вернер Херцог и подставные родственники
Вернер Херцог так давно не снимал игровое кино, что его фильм-загадка "Семейный роман" (Family Romance, LLC), показанный на Каннском фестивале вне конкурса, тоже может поначалу показаться документальным антиподом, скажем, "Токио моногатари". Или даже – неигровой сюжетной инверсией победивших в прошлом каннском году "Воришек" Хирокадзу Кореэды, где люди, чужие друг другу по крови, были более настоящей семьей, чем иные заложники родственных связей. Квази-документальная манера съемки только добавляет происходящему фантастичности.,  Токийское одиночество, в общем, несильно отличается от любого другого, когда кому-то остро не хватает кого-то еще. Или когда кто-то может справиться лучше отца-алкоголика с ритуальной ролью на свадьбе, где родному папе не

Канн 2019: Джессика Хауснер и цветочки

О Малыше Джо, который еще не ужинал

17 мая 2019 Вероника Бруни
Канн 2019: Джессика Хауснер и цветочки
Австрийский режиссер Джессика Хауснер произвела фурор на 66-м Венецианском кинофестивале, показав "Лурд", трагикомедию группового паломничества добрых, но не очень здоровых католиков в главный христианский центр Пиренеев, где святая Дева некогда явилась у источника ребенку, а теперь процветает религиозно-туристический бизнес. Полупарализованная героиня Сильви Тестю припускала на инвалидной коляске за чудом, подобно героиням Феллини, а обретала громокипящую "Феличиту" в исполнении известного итальянского дуэта.   Джессика Хауснер. Малыш Джо   Остальные фильмы Хауснер "Милая Рита", "Отель" и "Сумасшедшая любовь" участвовали в каннской программе "Особый взгляд". "Малыш Джо" (Little Joe) &nd

Канн 2019: Джим Джармуш и токсичные лунные вибрации

Когда мертвые не умирают, а живые не живут

15 мая 2019 Вероника Бруни
Канн 2019: Джим Джармуш и токсичные лунные вибрации
В новом фильме Джармуша, открывшем 72-й Каннский кинофестиваль, есть два вдохновляющих момента. Первый связан с появлением отшельника Боба, который положил на все с большим биноклем, и в этой роли Том Уэйтс, загримированный с тем же лохматым тщанием, что и его оборванец золотоискатель в недавней "Балладе Бастера Скраггса" Коэнов. Другой – призрачная Тильда Суинтон и ее путь самурая. Героиню Суинтон зовут Зельда, но знакомство с творчеством и биографией Фрэнсиса Скотта Фицджеральда на этот раз никого не спасет, хотя такое и случается в ироничных постмодернистских комедиях с теми, кто читал, слушал, смотрел и вообще культурный человек или вампир. Так бывало в "Пределах контроля" или в "Выживут только любовники", поскольку в их мире нет добродетели кроме ку

Канн 2019. Предисловие

О боли, славе и зомби в премьерах 72 Каннского кинофестиваля

18 апреля 2019 Вероника Бруни
Канн 2019. Предисловие
Президент Каннского кинофестиваля Пьер Лескюр и директор Тьерри Фремо объявили программу. Говорили о романтике с политикой. Неудивительно, ведь в основном конкурсе собраны ветераны европейского кинематографа, для которых заговорщический, бунтарский союз этих двух понятий был некогда живым и наглядным, а ныне предан праху.     Зомби-комедия Джима Джармуша "Мертвые живые мертвецы" (The Dead Don’t Die) – подходящая увертюра к этой ветхозаветной смычке. Джармуш умеет устроить искрометное веселье без цинизма и на тему романтики, как в саге о вампирах "Выживут только любовники", и на тему политики, как в "Пределе контроля". Полицейский участок с Биллом Мюрреем, Адамом Драйвером и Хлоей Севиньи противостоит апокалипсису

Канн 2019: Аньес Варда, облеченная в солнце

Впервые на афише Каннского фестиваля женщина режиссер

15 апреля 2019 Вероника Бруни
Канн 2019: Аньес Варда, облеченная в солнце
Символом 72 Каннского кинофестиваля, который откроется 14 мая, его путеводной звездой стала французский кинорежиссер Аньес Варда, ушедшая из жизни в этом году в возрасте 90 лет. На официальной афише – творчески переработанный кадр со съемочной площадки ее первого фильма "Пуэнт Курт" (La Pointe Courte). Варда рассказала в нем о том, что знала лучше всего: о сетях и свободе, о соли воздуха и ран. В 1954 году она вернулась в окрестности любимого Сета, в рыбацкий поселок Пуэнт Курт, где прошло ее отрочество, где рыбаки учили Аньес вязать и латать сети, где она выходила с ними в море на лодке. Ее альтер эго в этом полудокументальном фильме станет юный и никому тогда не известный Филипп Нуаре. Он будет ждать свою женщину, чтобы разделить с ней эти лодочные мастерские, доки, се