Показать меню
История кино

Черно-белое кино. Астафьев и другие

Повесть "Кража" глазами киноведа

7 апреля 2017 Марианна Киреева
Черно-белое кино. Астафьев и другие
"Кража" Виктора Астафьева принадлежит к главному роду литературы: тому, что следует брать в руки, когда совсем плохо и не хочется жить. – Ну, знаете! – вправе сходу возмутиться читатель и тут же спросить: а не стоит ли ему, читателю, в таком состоянии вооружиться еще и Шаламовым с Солженицыным. Или, скажем, пересмотреть "Хрусталев, машину!" или "Трудно быть богом" – чтоб уж наверняка. Что ж, прав читатель: российская наша лагерная проза, к которой фабульно примыкает и "Кража", всегда была безысходно мрачна. И "безысходно" – здесь не просто стандартный эпитет. Глубинный ужас Ада ведь не в каталоге творящихся в нем казней, а в том, что исхода из него нет. То, что зона и есть тот самый неизбывный ад &nda

Два дома: Шукшин и Тарковский

Где мы жить будем?

4 апреля 2017 Виктор Филимонов
Два дома: Шукшин и Тарковский
В  85-й день рождения Андрея Тарковского новая глава энциклопедического декалога историка кино Виктора Филимонова, посвященная творческим и личным взаимоотношениям Тарковского и Шукшина.  В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Деревня, куда она приходит?  III. Съехавший с корня IV. Дорожные жалобы V.  Вечерний звон VI. В поисках идеала VII. Смех и слезы Шукшина VIII. Memento mori Шукшина   …Сегодня во сне видел Васю Шукшина, мы с ним играли в карты.  Я его спросил: — Ты что-нибудь пишешь? — Пишу, пишу, — задумчиво, думая об игре, ответил он. А потом мы, кажется, уже несколько человек, встали, и кто-то сказал:  — Расплачи

Смех и слезы Шукшина

О том, что с дурачка спрос невелик

4 февраля 2017 Виктор Филимонов
Смех и слезы Шукшина
Культпро продолжает публикацию энциклопедического цикла-декалога историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященного крестьянской вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Деревня, куда она приходит?  III. Съехавший с корня IV. Дорожные жалобы V.  Вечерний звон VI. В поисках идеала                                            Меня еще дед мой учил: как где трудно придется, прикидывайся дурачком. С дурачка спрос невелик… В. Шукшин. Печки-лавочки   1. Первый полнометражный фильм Шукшина "Живет такой парень" (1964) зачислили в коме

Шукшин. В поисках идеала

Дайте мужа Анне Дзаккео!

14 января 2017 Виктор Филимонов
Шукшин. В поисках идеала
В новом году Культпро продолжает публикацию энциклопедического цикла-декалога историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященного крестьянской вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Деревня, куда она приходит?  III. Съехавший с корня IV. Дорожные жалобы V.  Вечерний звон     Какой же она друг, вы что? Спасибо, хоть детей рожают… В. Шукшин. Страдания молодого Ваганова   Мать мудрым сердцем поняла, какое отчаяние гнетет душу ее ребенка... В. Шукшин. Материнское сердце     1.           Женщина в прозе Шукшина, если она не мать героя, а жена или, не дай Бог, теща –

Шукшин. Вечерний звон

О сиротстве, отцовстве и родстве не по крови

30 декабря 2016 Виктор Филимонов
Шукшин. Вечерний звон
В следующем году Культпро продолжит публиковать энциклопедический декалог историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященный вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Деревня, куда она приходит?  III. Съехавший с корня IV. Дорожные жалобы   Я – сын, я – брат, я – отец… Сердце мясом приросло к жизни. Тяжко, больно уходить. Из рабочих записей В. Шукшина   Конфликт дома и дороги движет шукшинский сюжет. И в прозе, и в кино. Собственно, и вся его публицистика об этом, о споре дороги и дома. Но если дорога угрожающе безусловна, то дом как средоточие вековой семейной традиции – скорее, мечта. А то и просто – утопия.   &nbs

Дорожные жалобы Шукшина

От Колокольникова до Прокудина

12 декабря 2016 Виктор Филимонов
Дорожные жалобы Шукшина
Культпро продолжает публиковать энциклопедический декалог историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященный вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Василий Шукшин: Деревня, куда она приходит?  III. Василий Шукшин. Съехавший с корня    Долго ль мне гулять на свете…?  Александр Пушкин   Герой Шукшина – и режиссера, и актера находится, по большей части, в дороге. Его оседлость эпизодична. Образ жизни – дорога. Он живет стихией бесконечных перемещений, не помня их начала, но предчувствуя их гибельный конец. В сильно смягченном варианте это есть уже во вгиковском дипломе Шукшина "Из Лебяжьего сообщают" (1960). Перемещается в р

Эйзенштейн

Иван Грозный как Царь-Пенис в рисунках Сергея Эйзенштейна. Фрагмент из новой книги историка Марка Кушнирова

28 ноября 2016
Эйзенштейн
Марк Кушниров. Эйзенштейн. Молодая гвардия. 2016 Чтобы представить новую биографическую книгу о знаменитом режиссере, изданную в серии ЖЗЛ, мы выбрали главу об Эйзенштейне-рисовальщике, чья экспрессивная графика хранится в Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ), в Театральном музее им. Бахрушина, в частных коллекциях. Автор книги, историк и искусствовед Марк Кушниров в свое время снабдил подробнейшим и чутким комментарием альбом рисунков из прекрасного собрания Лидии Наумовой (1902 - 1986) — сестры артиста Михаила Жарова, художницы и друга режиссера, работавшей с Эйзенштейном на картине "Иван Грозный". На эту коллекцию, неотделимую от процесса самих съемок, Марк Кушниров опирается и в рассказе о создании фильма, об отношении Эйзенштейн

Василий Шукшин. Съехавший с корня

О человеке Шукшина в зеркале отечественного кино

17 ноября 2016 Виктор Филимонов
Василий Шукшин. Съехавший  с корня
Культпро продолжает публиковать энциклопедический декалог историка кино и преподавателя словесности Виктора Филимонова, посвященный вселенной Василия Шукшина. В предыдущих сериях: I.  Дом Шукшина. Вступление  II. Василий Шукшин: Деревня, куда она приходит?    … С места деревня стронулась, и вот на этом этапе, на этом своеобразном распутье, меня деревенский человек интересует. Вот он вышел из деревни. Что дальше? В. Шукшин   "Калина красная" поставлена. В творчестве Шукшина вполне оформился определенный социально-психологический тип[1]. По происхождению он крестьянин. Исходное социально-культурное пространство его истории – деревня, канувшая в небытие, но осевшая в подсознании беспокойной памятью об утраченном об

Дом Шукшина

О домо-строе, миро-здании и дороге между ними

31 октября 2016 Виктор Филимонов
Дом Шукшина
Культпро начинает публиковать декалог Виктора Филимонова о Василии Шукшине. Раз в  несколько дней мы будем выкладывать новый текст, как новую главу книги. Сегодня – введение в тему.    …Так у меня вышло к сорока годам, что я — ни городской до конца, ни деревенский уже. Ужасно неудобное положение. Это даже — не между двух стульев, а скорее так: одна нога на берегу, другая в лодке. И не плыть нельзя и плыть вроде как страшновато. Долго в таком состоянии пребывать нельзя, я знаю — упадешь...   В. Шукшин. Монолог на лестнице. 1967      1. Шукшин, как на  исповеди, обозначил здесь драматургию собственной жизни. Одновременно же прочертил сквозной сюжет с героем-маргиналом, по сути, своим alter ego. Более тог

Альфред Хичкок в новой книге Питера Акройда

Фрагмент, в котором появляется поезд с двойниками, и начинается настоящая карьера Хича в Америке

29 июля 2016
Альфред Хичкок в новой книге Питера Акройда
Британец Питер Акройд плодовит, подобно Дмитрию Быкову, и начинал как поэт, но за рамки серии "жизнь замечательных людей", как правило, земляков, по большей части не выходит, лишь дважды приравняв к течениям человеческих судеб священные волны Темзы и душу Лондона. Объектами его разностороннего интереса становились ученый Ньютон, писатель Чосер, поэт Блейк, художник Тернер, комик Чаплин. Об одном из жизнеописаний, вышедшем из-под пера Питера Акройда, английская писательница Пенелопа Фитцджеральд отозвалась: "Не понимаю, как биография Диккенса, написанная человеком, напрочь лишенным чувства юмора, может пользоваться таким успехом". В самом деле, крайняя сдержанность Акройда делает его "Хичкока" обильным собранием фактов в сжатом, но ничуть не поверхностном излож