Показать меню
Психология восприятия

Христофор-звероглавец. Фрагмент книги "Страдающее Средневековье"

О диковинах, анахронизмах, смехе и трепете, и о том, что все смеют поэт с живописцем

2 февраля 2018
Христофор-звероглавец. Фрагмент книги
В издательстве АСТ выходит книга, которой давно следовало появиться, – "Страдающее Средневековье. Парадоксы христианской иконографии". Ее написали Сергей Зотов, Михаил Майзульс и Дильшат Харман – историки-медиевисты, то есть специалисты по средним векам. Именно они создали одно из самых популярных в сети сообществ "Страдающее средневековье" – веселую и остроумную игру старинных картинок и современных разговоров. Их иллюстрированная книга – уже настоящий просветительский труд, где столь же занимательно и неакадемично изложены и объяснены сюжеты изображений в книжных миниатюрах, на фресках и картинах средневековых художников, где каждая деталь что-то означает, включая не только богословскую символику, но и цвета одежд, форму нимба и уместность

Кто нянчил русских гениев

Фрагмент из книги воспоминаний о няне от Пушкина до Ходасевича

21 января 2017
Кто нянчил русских гениев
В основу этой благородной книги о самом нетривиальном воспитании – бессистемном, наивном, сердечном и чудесатом, легли воспоминания литератора, педагога, священника Сергея Николаевича Дурылина, описавшего свое детство и няню Пелагею в домашнем кругу московской купеческой семьи. Борис Пастернак говорил о Дурылине: Это он переманил меня из музыки в литературу. Сергей Николаевич не только писал сам, он многие годы собирал для будущей книги заметки, свидетельства, мемуары выдающихся людей своего времени об их няньках, дядьках, мамушках, кормилицах, отыскивал легкие и теплые следы привязанности, впечатления, оставленные в детской памяти баснословной педагогикой русских нянь. Его труд уже в наши дни завершила Виктория Торопова, биограф Дурылина. Под обложкой стихи Блока, Бунина, Ме

Слово года: где кончается правда и начинается Мир Дикого Запада

О постправдивом и предпочтительном

25 декабря 2016 Анна Ниман
Слово года: где кончается правда и начинается Мир Дикого Запада
Оксфордский словарь, подводя лингвистические итоги бурного 2016-го, назвал словом года прилагательное post-truth. Truth – по-русски “правда” или “истина”, но об этом ниже. Приставка post в данном сочетании означает не “после”, как, например, в слове “постмодернизм”, а “вне”, “за пределами”. По определению Оксфорда, в обществе post-truth, то есть во "внеправдивом" обществе, объективная реальность и факты влияют на формирование общественного мнения гораздо меньше, чем обращение к эмоциям, частным убеждениям и предрассудкам. Популярность выражения – а его стали употреблять в две тысячи раз чаще, чем год назад, – вызвана, в первую очередь, политическими потрясениями Брекзита (Brexit – тоже

Гений моего места

К 90-летию со дня рождения Юрия Трифонова

25 августа 2015 Игорь Зотов
Гений моего места
На одном из ресурсов, посвященных творчеству Юрия Трифонова  я нашел отзыв, который сделала совсем молодая, видимо, девушка, не заставшая советскую эпоху.  Она назвала "Московские повести" прозой даже не черно-белой, а серо-серой: Ни одного симпатичного героя. Все - натуры сложные, противоречивые, сомневающиеся, рефлексирующие, не любящие ни себя, ни окружающих… Безусловно, Юрий Трифонов – классик советской литературы. Я бы только хотела, чтобы эта классика не стала бы больше актуальной, а осталась бы памятником временам прошедшим. Казалось бы, наивно, но ведь точно! Трифонов, несмотря на всю свою безусловную литературную одаренность, вряд ли когда-нибудь обретет былую актуальность. В последний раз я читал Трифонова в самом начале 80-х годов, когда

За что можно не любить Олега Янковского

О нескучных усах, законе рычага и телепатии

23 февраля 2015 Артем Рыжков
За что можно не любить Олега Янковского
На экраны вышел документальный фильм "Янковский". Название не пытается ввести в заблуждение, фильм - об Олеге Янковском. Скажу сразу, я был влюблен в него в детстве, а потом в том же самом детстве он мне перестал нравиться. Знаю, что  его любит вся страна, знаю, что, когда его не стало, целая нация посыпала себе голову пеплом, знаю, что о тех, кого нет, либо хорошо, либо ничего. Но я не собираюсь писать ничего плохого. Я хочу рассказать небольшую историю. Она о том, что актер иногда может быть важнее, чем генсек. Мне было лет 10, когда я впервые посмотрел "Тот самый Мюнхгаузен". И это был срыв башки. Даже мама была против. Примерно тогда она рассказала мне о взаимоотношениях моего отца и сценариста Григория Горина. То есть никаких взаимоотношений не было. Но

Исключительно интересный красавец

О Михаиле Зощенко, говорившем, что он должен стать, как другие, и ходившем ради этого на бега

9 февраля 2015 Лидия Маслова
Исключительно интересный красавец
Есть в Санкт-Петербурге напротив Таврического сада Музей Суворова. Фасад украшают две мозаичные картины: слева – «Переход Суворова через Альпы», справа - «Отъезд Суворова в поход 1799 года». Картина как картина, все как полагается: легко одетый Суворов стоит на крыльце, прижав руку к груди, а в другой сжимая шляпу. Селяне села Кончанского столпились вокруг, в тулупах, с бородами и детишками, кто слегка кланяется, кто бьет земной поклон, кто на колени бухнулся, за спиной полководца архиерей с крестом. Есть и совершенно лишенная художественной необходимости деталь – в левом нижнем углу, неподалеку от старичка с собачкой – верхушка какой-то никчемной, ничего не значащей маленькой елочки. Тем только она и интересна, что одну из ее веток вылож

Клайв С. Льюис. Аллегория любви. Впервые на русском

Фрагмент о том, как человеческие чувства менялись в веках, а книжный рыцарь стал реальностью

29 декабря 2014
Клайв С. Льюис. Аллегория любви. Впервые на русском
  Пользуйтесь имеющимися в вашем распоряжении  ископаемыми, пока можете. Впредь вам вряд ли встретится так уж много динозавров.                                                       К.С. Льюис   Оба легендарных английских сказочника, а точнее оба основателя жанра фэнтези, Толкин и Льюис были учеными-филологами, университетскими профессорами. И близкими друзьями. Правда, автор «Властелина колец» посвятил литературе гораздо больше времени, чем науке. Тогда как у Льюиса все наоборот. «Хроники Нарнии» и книжки Космической трилогии - только небольшая часть его наследия. Богословские тру

Вчера, если не завтра

О двух Беллини, двух святых Екатеринах и двух кроликах Карпаччо

25 сентября 2014 Людмила Бредихина
Вчера, если не завтра
Старая итальянская живопись – тема бесконечная, а изживание готики в ней – сюжет захватывающий. Только что вышла щедро иллюстрированная книга Витторио Згарби «Сокровища Италии: предчувствие Ренессанса», которая напомнит всем, кто интересуется искусством, о прелести раннего Ренессанса и его исторических корнях. Летом я минут сорок стояла в очереди в Пушкинский, и это было на редкость приятно. Погода прекрасная, народ вокруг симпатичный, говорили об отпуске, о концертах в консерватории. Вообще-то я на фламандцев шла, но еще висели шедевры из Академии Каррара, так что зашла и туда. В первый раз я как-то сильно на святом Иерониме сосредоточилась. В стороне остались даже мадонны Беллини. А три мадонны двух Беллини - отца и сына, определенно помогают всем, кто хот

Михаил Дурненков: Нулевые были самими благополучными годами России

О важных итогах «Любимовки» и долгожданной встрече с реальностью

20 сентября 2014 Наталия Бабинцева
Михаил Дурненков: Нулевые были самими благополучными годами России
Фестиваль современной молодой драматургии Любимовка сильно перерос подвал «Театра.док» и превратился этой осенью в важнейшее событие встревоженной и политизированной Москвы. За четверть века существования Любимовки пьесы, прочитанные здесь, очень и очень постепенно, но все увереннее и триумфальнее переходили из самодеятельного подполья в репертуары лучших театров. Михаила Дурненкова, драматурга и арт-директора фестиваля ставят в Александринке и МХТ им. Чехова. Он начинал еще в Тольятти в соавторстве с братом, Вячеславом Дурненковым. Один из последних московских спектаклей – «День Победы» в постановке Юрия Муравицкого на Таганке. Расскажи, пожалуйста, о новых для Любимовки темах. - Впечатления очень странные и пока не до конца переваренные. Раньше, напр

Философия кино в 7000 знаков

С чего начинается кино, насколько пуст стакан и проницателен Корней Чуковский

20 сентября 2014 Игорь Манцов
Философия кино в 7000 знаков
Для меня кино начинается не с Томаса Эдисона, который за год-другой до братьев Люмьер учинил первый кинопоказ, правда, не в зале, а в компактном ящичке наподобие игрового автомата, кинетоскопе, и для одного единственного потребителя. Эдисон почему-то решил, что подобная форма будет экономически более выгодной, но, как мы знаем, просчитался. Однако, и не с помянутых братьев, которые догадались присоединить к проектору обыкновенный волшебный фонарь, определив тем самым на десятилетия формат потребления движущихся картин. Сущность кино, по-моему, лучше всех выразил в своей ранней, 1908-го года, статье про массовые литературные жанры Корней Чуковский: Кинематограф тоже есть песня, былина, сказка, причитание, заговор. Вот с этой проницательной формулы все и начинается. Ею же и