Показать меню
Чудо

Черно-белое кино. Астафьев и другие

Повесть "Кража" глазами киноведа

7 апреля 2017 Марианна Киреева
Черно-белое кино. Астафьев и другие
"Кража" Виктора Астафьева принадлежит к главному роду литературы: тому, что следует брать в руки, когда совсем плохо и не хочется жить. – Ну, знаете! – вправе сходу возмутиться читатель и тут же спросить: а не стоит ли ему, читателю, в таком состоянии вооружиться еще и Шаламовым с Солженицыным. Или, скажем, пересмотреть "Хрусталев, машину!" или "Трудно быть богом" – чтоб уж наверняка. Что ж, прав читатель: российская наша лагерная проза, к которой фабульно примыкает и "Кража", всегда была безысходно мрачна. И "безысходно" – здесь не просто стандартный эпитет. Глубинный ужас Ада ведь не в каталоге творящихся в нем казней, а в том, что исхода из него нет. То, что зона и есть тот самый неизбывный ад &nda

Сойфертис как Лев Толстой рисунка

О том, что жизнь подражает искусству, и о двухтомнике двумя-тремя линиями

6 августа 2015 Светлана Дорошева
Сойфертис как Лев Толстой рисунка
Я завидую тем, кто увидит Леонида Сойфертиса в первый раз.  Удивительные у человека были чувство вкуса, изящество, наблюдательность, точность. И такая щемящая дремотная жизнь во всем, даже мясники у него – лирические герои. Сложно словами раскрыть его магию. Потому как ну что такого? Ну, сидят двое в метро, поджав ноги, пока поломойки орудуют швабрами; ну, сидят тетки с открытыми ртами, пока пломбы сохнут; ну, мамки с колясками... а вот смотришь на каждый рисунок подолгу, трогает бесконечно. Такая все-таки жизнь нежная. Я не буду писать о его биографии – ею можно легко поинтересоваться. Кроме "родился-учился" там всенепременно будет о том, что Сойфертис – маститый советский график и сын своего времени. Хотя язык не поворачивается сказать так, настольк

Григорий Сковорода и Арсений Тарковский

О тех, кто выбирает сети, когда идет бессмертье косяком

11 марта 2015 Виктор Филимонов
Григорий Сковорода и Арсений Тарковский
                                                                                                                         Я жил, невольно подражая Григорию Сковороде...                                                                                            

Дом дурака

После телепремьеры фильма Андрея Кончаловского «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына»

21 октября 2014 Марианна Киреева, Евгений Марголит
Дом дурака
К деревенскому почтальону Алексею Тряпицыну  то и дело приходит ночами и смотрит на него большой серый кот. Вроде бы, ничего удивительного: кот как кот. Да только неоткуда тут ему взяться:  нет в родной деревне никаких серых котов - жалуется сестре невольный духовидец. Точно так же, казалось бы, неоткуда взяться в нашей повседневной реальности - тем более в «серо-серой» документальной реальности вымирающей северной деревни - чуду.     Меж тем, ощущение присутствия чуда не оставляет нас на просмотре картины, пристально глядит с экрана: а видишь ли ты меня?  Что как раз неудивительно: Кончаловский - один из немногих сегодня художников, который давно и твердо знает: дать переживание чуда погрязшему в серо-серой реальности зрителю - и есть подлинная ц

«Дед Петр и зайцы» Петра Мамонова в ЦДХ

Много восторженных слов о спектакле и немного о том, что происходит с языками современного искусства сегодня

7 октября 2014 Людмила Бредихина
«Дед Петр и зайцы» Петра Мамонова в ЦДХ
То, что я не видела в 80-е Петра Мамонова вживую, считаю большой личной драмой. Когда он концертировал в Москве, я с семейством сидела в деревне, теперь вот наоборот. В театре Станиславского я видела его когда-то давно – не запомнилось. Но недавно я его увидела, это случилось. В Москве был международный фестиваль Solo, и мы с молодыми коллегами из сферы современного искусства собирались сходить на анонсированного Боба Уилсона, известного театрального режиссера, художника и куратора. Это он с техническим оснащением межпланетной космической станции и командой ему под стать делал выставку «Русское безумие» в Валенсии. Однако мы обиделись на цены, передумали (что мы, Боба Уилсона не знаем!) и пошли только на Петра Николаевича и зайцев. Никаких зайцев, кроме нас, там, естес

Русская литература в 2014 году: Саша Филипенко

Бывший сын. О романе-лауреате Русской премии

24 июня 2014 Игорь Зотов
Русская литература в 2014 году: Саша Филипенко
Все сложилось удачнее некуда: ведущий телеканала "Дождь" Александр Филипенко написал роман, опубликовал отрывок в журнале "Сноб", мгновенно получил предложение от издательства "Время". Книга вышла и сразу стала лауреатом "Русской премии", предназначенной для писателей, живущих за пределами России, но пишущих на русском языке. Решение жюри, строго говоря, не вполне корректно: Филипенко хотя и родился, и учился в Белоруссии, живет и работает в России. Впрочем, была бы проза хорошая, а остальное неважно. Роман начинается весьма интригующе. В лицей, где учится главный герой, по традиции перед каникулами приглашают ветерана партизанского движения, чтобы зарядить детишек патриотизмом на все лето. На этот раз выходит сбой: партизан хоть и патриот, но, мя