Показать меню
Чудеса пана Тау

Из фотоальбома "Бутафорское счастье"

О неизбежных поворотах судьбы и о счастье быть дикарем

16 апреля 2019 Наталья Львова
Из фотоальбома
Эта книга-альбом Михаила Сапего и Дмитрия Горячева состоит из 178 фотографий, сделанных в России, в Советской России и в Советском Союзе уличными фотографами, в плюшевых фотоателье, в расписных декорациях на любой вкус и кошелек. Невероятно ценная и познавательная книга, результат десятилетнего труда Михаила Сапего, издана тиражом 500 экземпляров, как почти все из карманных сокровищ издательства "Красный матрос". Небольшие, на страничку, рассказы для нее написали прекрасные люди, писатели, художники, митьки, фотографы и фотографируемые: Сергей Носов, Владимир Шинкарев, Виктор Тихомиров, Андрей Чежин. Книга создана для бесконечного сладостного разглядывания. Во-первых, в ней все - герои, лирические, романтические, боевые. Все куда-то едут, передвигаются - в коляске, в

«Колокола из глубины» Вернера Херцога

Об экстатической правде и о том, что подо льдом

25 февраля 2015 Ксения Рождественская
«Колокола из глубины» Вернера Херцога
По обледеневшему озеру ползет человек, иногда встает на колени, потом снова ложится на лед. Посреди озера замер второй, он то ли в религиозном трансе, то ли вглядывается в глубины. Можно было бы даже подумать, что мертвый, если бы он изредка не шевелился - неловко и неубедительно. Эти люди - паломники, пришедшие поклониться ушедшему на дно граду Китежу. Они еще раз появятся на экране ближе к концу фильма, будут копошиться на льду, а старушка расскажет с берега, как вот тут вот недалеко видела процессию со свечками, а потом все исчезли, и свечки погасли, и люди пропали, остался только запах воска да звон колоколов из глубин озера. «Колокола из глубины. Вера и суеверия в России», фильм, снятый Вернером Херцогом в 1993 году, считается документальным. Хотя вовсе им не являетс

Павильон машины времени

После реконструкции открылся кинозал Круговой панорамы

4 апреля 2014 Наталия Бабинцева
Павильон машины времени
ВВЦ возвращают прежнее название — ВДНХ. В недрах «Рабочего и колхозницы» открыт выставочный павильон. В 46-м павильоне временно обосновался Политехнический музей. Скоро здесь построят огромный океанариум, откроют инновационный кампус, очистят фонтаны, проложат велодорожки и возведут Центр качества жизни. Возможно, жизнь станет качественнее. А пока ВДНХ посылает нам привет из 90-х. Водитель игрушечного паровозика норовит насильно затолкать вас в карликовый вагон и отвезти на ярмарку меха, единственная доступная навигация приводит к павильону с надписью «Живые акулы», к нему примыкает павильон «Кунсткамера: человеческие уродства». Туда, по всей видимости, отвозят тех, кому посчастливилось вступить с акулами в близкий контакт. Водителю паровозика невд

"Трудно быть богом", напоследок

Шихарда кавда! Миногам, нуффан, арканар. Румата, румата, румата. Вычура, вычура, вычура. Втридорога, втридорога, втридорога!

25 марта 2014 Игорь Манцов
  В той мере, в какой «Трудно быть богом» ― причитание и заговор, это настоящее кино. Имею в виду характеристику, которую ещё в 1908 году выдал литературный критик Корней Чуковский: «Кинематограф тоже есть песня, былина, сказка, причитание, заговор». Внешне жизнеподобное и стихийное, искусство кино основывается на устойчивых формулах древнего, архаического происхождения, свобода кинорежиссера ограничена поэтому самыми массовыми представлениями. Это лишь кажется, что режиссер произвольно сочиняет. На самом деле ― идёт на поводу. Ведь чем больше массовый зритель «угадывает», тем больше радуется, тем чаще и охотнее платит. Причитание и заговор ― это веления коллективного разума и чаяния коллективной души, которые через фильм транслиру

Роман Арбитман. Как мы с генералиссимусом Луну пилили

Фрагмент, где в 1945 году Сталин с Трумэном на конференции в Потсдаме Луну делят, а в наши дни никого этим не удивишь

27 февраля 2014
Роман Арбитман. Как мы с генералиссимусом Луну пилили
Роман Арбитман — литератор широкого профиля. Автор криминального жанра (сериал "Досье детектива Дубровского" снят по его страшилкам), фантастических романов, исторических исследований, литературный критик. В каждом новом жанре Роман норовит выступить под новым псевдонимом (наиболее известный из них — Лев Гурский), какие-то из этих псевдонимов были известны литературному сообществу, а какие-то раскрываются сейчас, в мемуарной книге, которая выходит в издательстве "Время", и ранее не публиковавшийся фрагмент которой автор любезно разрешил обнародовать "Культпросвету". Роман Арбитман. PhotoXpress В этом фрагменте идет речь о том, как в одной из своих книг (мистифицированная "История советской фантастики", вышедшая под псевд

Чудо в спальном районе

«Мы беспокоимся за папу в 2000 году» Виктора Голявкина

6 января 2014 Игорь Манцов
Чудо в спальном районе
Вообще-то, Голявкин – знаменитый ленинградский прозаик. Писал во второй половине прошлого века и, за редким исключением, для детей. Чаще коротко и почти всегда весело. Однако, многие его рассказы напоминают мне переводную поэзию. С какого языка? Виктор Голявкин. Автопортрет   С того русского литературного языка, которому только предстоит состояться и о котором мне мечтается. Папа пошел выпить пива на Марс и что-то там задержался. В это время случилось несчастье. Пес Тузик съел небо, которое постирала мама и вывесила сушиться на гвоздь. Пес Тузик надулся, как детский шарик, и захотел улететь. Но он не смог этого сделать, потому что не было неба. — Как же вернется наш папа, — сказала мама, — раз неба нет? — Дейс

Арлекин в Стране Советов

Пять русских фильмов года за неделю: «Географ глобус пропил», «Сталинград», «Роль», «Распутин» и «Горько». Сегодня «Роль»

25 декабря 2013 Игорь Манцов
Арлекин в Стране Советов
Есть государства, где частная жизнь гражданина настолько отлажена, что столетиями фактически ничего не меняется. Разве что цивилизация наступает, принося вместе с технологическими новшествами новые блага. Такие государства будто бы уклоняются от Истории. Имею основания говорить о своей стране обратное: «Ее желание не вылезать из Большой Истории неистребимо». Наверное, потому, что Империя. А не какая-нибудь вечно нейтральная Швейцария. С данностью не поспоришь, смиренно принимаю. Отправляюсь на одну «историческую фреску» за другой. Сначала «Сталинград» младшего Бондарчука, теперь «Роль» Лопушанского. Так случилось, ни одного фильма Константина Лопушанского прежде не видал. Не имел, поэтому, ни предубеждений, ни ожиданий. Смотреть б

Секрет для ребят

О кинотеатре им. Бабякина, о том, как разливное пиво запятнало образ героя революции, и о бесконечности «повторного фильма»

13 декабря 2013 Игорь Манцов
Секрет для ребят
Вот тест, который поможет понять себя много лучше: «Какое кино ты (я) посмотрел первым?» На деле назовёшь не то, что объективно «посмотрел», а то, что субъективно «увидел». Что реально поразило, а значит, сформировало. У меня это будет «Король-олень» по телевизору. Навсегда осталось и в подкорке, и в сердце следующее: «Если Тарталья, значит, каналья!» «…И счастлив в супружестве он, говорят! — Но это, но это, но это, конечно, секрет для ребят». Ого! Мой детский ум верно вычленил базовые мирские ценности, распознав значимость темы власти и темы секса. А что с первым культпоходом в кино? Всё начинается чехословацкой чёрно-белой картиной «Чудеса пана Тау». Во втор