Показать меню
Третьяковка

Десять картин с облаками

Зевс, если верить Овидию, любил принять форму облака

13 апреля 2017 Людмила Бредихина
Десять картин с облаками
Облака служат надежным источником метафор с библейских времен. Вот, небольшое облако поднимается от моря, величиною в ладонь человеческую, ― читаем в Третьей Книге Царств, и, если помните, небо тут же сделалось мрачно от туч и ветра, жертва и мольбы были приняты, и пошел большой дождь, и Саваоф посрамил Ваала (18:44). Вот плывет облако, похожее на рояль, ― читаем у Чехова и вспоминаем, из какого сора растут стихи и проза… К тому же облака ― прямые родственники нимбов. В древнеримской мифологии облако, в котором боги спускались на землю, называлось nimbus (туман). А Зевс, если верить Овидию, любил принять форму облака и в любовных своих похождениях. В живописи Возрождения облака исправно служили пышными подушками для ангелов, а сегодня картинки с облаками занимают первое место

Живопись-судьба. Воспоминания

О том, что удачный этюд наравне с хорошим человеком, и что в этих красках светит радость бытия

27 декабря 2016 Николай Тужилин
Живопись-судьба. Воспоминания
Критики говорят о Николае Терентьевиче, что можно роман написать, стоя у одной только его картины. Эти воспоминания выдающегося художника-реалиста – все равно что набросок такого романа, замечательная лапидарная проза. Они касаются не только жизни самого Тужилина, родившегося в 1930-м году, но и исчезновения крестьянской цивилизации, так же как в цикле Виктора Филимонова о доме и дороге Шукшина, который Культпро продолжит публиковать и в следующем году. Рассказ художника о прожитом и созданном записан его дочерью Юлией Тужилиной весной 2016 года и публикуется впервые в виде небольшого фрагмента. "Это не просто очень хорошая живопись. Это живопись-судьба... Это мировоззрение, это выстраданное, предельно искреннее послание, обращенное к нам, современник

Неведомые шедевры Николая Тужилина

Почему на них хочется смотреть и смотреть?

27 декабря 2016 Елена Мурина
Неведомые шедевры Николая Тужилина
Публикацию фрагмента воспоминаний художника Николая Терентьевича Тужилина и галереи его графических и живописных работ мы сопровождаем статьей искусствоведа Елены Борисовны Муриной, написанной ею к недавней выставке Тужилина в выставочном зале журнала "Наше наследие". С любезного разрешения автора и редакции, мы приводим текст этой замечательной статьи с незначительными сокращениями.   Справа налево: Николай Тужилин, Елена Мурина, Андрей А. Сарабьянов на вернисаже. Ноябрь 2016 * * * Так захотелось назвать поразившие меня картины Николая Терентьевича Тужилина, которые я впервые увидела на его выставке, состоявшейся в конце 2010 года. Стыдно сказать, но я до того никогда не слышала об этом сразу же покорившем меня художнике. Правда, я не занималась

Автопортрет неизвестного

О выставке Федора Рокотова в Третьяковке, об исторической правде, вымыслах и о сумасшедшем графомане

10 марта 2016 Наталья Львова
Автопортрет неизвестного
В Третьяковской галерее открыта выставка "Лица Екатерининской эпохи". Здесь представлены портреты кисти Федора Рокотова и изображения усадеб, где прежде обитали те портреты и их герои. Пейзажи Москвы – работы Франческо Кампорези, вторая половина 18 века, виды Петербурга – гравюры середины 18 века. К коллекции Третьяковки добавлены произведения из Исторического музея, Эрмитажа, Русского музея, Тверской картинной галереи. В зале звучит старинная музыка, и зрители неторопливо движутся от портрета к портрету. В унисон звучит голос экскурсовода, уже почти танцующего перед работами Рокотова. Тут была бы кстати и музыка Майкла Наймана к фильму Питера Гринуэя "Контракт рисовальщика" – о простодушном и самоуверенном художнике, из-за своих амбиций попавшем в

Троица

О той недостижимой планке, которую задает Андрей Рублев и видит каждый зритель Третьяковской галереи

31 декабря 2015 Елена Щепетова
Троица
Художественные пристрастия меняются со временем, как любые другие. Когда ты молод, открываешь для себя одно, становишься старше — тебя занимает другое, третье, но в какой-то момент вдруг понимаешь, что такое практически недостижимое совершенство, вершина. Для меня такая вершина и любимая музейная работа — "Троица" Рублева в Третьяковке. Художник не допустил ни малейшей экзальтации. Он опирался на такой пластический язык, который кажется простейшим, но при этом оказывается способен сосредоточить такую глубину и такую силу убеждения... Это поразительно. Когда в 2005 году готовился проект "Россия!" в Нью-Йорке, в крупнейшем мировом музее современного искусства Соломона Гуггенхайма, нас, художников на Кузнецком, помнится, опрашивали, какая одна работа може

Серов в Третьяковке

Валентин Александрович очень извиняется, что быть не может, он... умер

15 октября 2015 Наталья Львова
Серов в Третьяковке
Ольга Федоровна Серова, вдова художника, писала к Игорю Грабарю: Теперь насчет писем. Должна Вам сказать, что Вал.Ал. был всегда против того, чтобы печатались письма. Он не любил, когда чья-нибудь переписка выходила в печати. Еще дня за три, за четыре до смерти он как-то мне сказал: "Надо бы пересмотреть бумаги, письма и т.д." Я так поняла, что он хотел что-нибудь уничтожить, как будто предчувствовал смерть. Я ему еще ответила: "Ну что же, давай пересмотрим все". Но не успел, умер. И вот мне не хочется ему нанести неприятности, дать его письма в печать. Они уж не так значительны, как Вы думаете.   Валентин Серов. Автопортрет. 1880-е. Частная коллекция Есть у меня письма из Голландии, из Мюнхена, из Абрамцева, и из Венеции одно со

Фильм-концерт

Признание в любви композитору Олегу Каравайчуку в 12 портретах

5 августа 2015 Наталья Львова
Фильм-концерт
Легче переписать из сети его биографию и даже не пытаться описывать человека, который играет свои произведения нередко с наволочкой на голове – чтобы не отвлекаться. И может отказаться выступать, если чье-то лицо в публике покажется ему противным. На его концерт в прошлое воскресенье я пришла, помня прозвище "сумасшедший композитор", репутацию отшельника и то, как под его прощальный фокстрот уходила с апельсином в руке Нина Русланова в "Коротких встречах" Киры Муратовой. Олег Каравайчук – ученик Рихтера, любимый автор Сергея Курехина и нескольких прекрасных кинорежиссеров. Немало также режиссеров, чьи фильмы запомнились, лишь благодаря его музыке. Фильмография Олега Николаевича насчитывает более 150 фильмов, начиная с 1953 года – "Алеша Птицын

«Маскарад» на выставке Александра Головина

Продолжение разговора о сценографии художника, а также кое-что о революциях, картах, шулерах и вампирах

16 мая 2014 Людмила Бредихина
«Маскарад» на выставке Александра Головина
Постановка «Маскарада» на сцене Александринского театра ― заметное событие в истории России и российского театра. Было время, когда её иначе, чем «величайший спектакль ХХ века» не называли, но было и время, когда её старались не упоминать вовсе, как и весь Серебряный век. Последняя премьера царской России с невероятным по тем временам бюджетом в триста тысяч рублей золотом состоялась 25 февраля 1917 года, то есть в самый канун Февральской революции, под свист первых пуль и крики людей на баррикадах. Хотя задумана она была шестью годами раньше, к годовщине со дня смерти Лермонтова. Спектакль объединил разные жанры (драму, трагедию, пантомиму, оперу, балет) и сконцентрировал стилистические поиски дореволюционного театра. Но дело, конечно, не в этом. Он вызывал у

Выставка Александра Головина в Третьяковке

О классике Серебряного века и Орфее русской сцены ― немножко Обломове, немножко Подколёсине

23 апреля 2014 Людмила Бредихина
Выставка Александра Головина в Третьяковке
Константин Коровин называл Головина «спрятанным в себе человеком». И действительно, станешь рассматривать его автопортреты разных лет ― хоть с пионами (1912), хоть с флоксами (1927) ― непременно вспомнишь об этой спрятанности. Александр Яковлевич был обаятелен, умён, остроумен. Мог быть душою общества, но больше известны его скрытность, внезапные исчезновения, ускользания в духе гоголевского Подколёсина и постоянные переносы встреч. Даже в переписке с художницей Еленой Поленовой, младшей сестрой известного живописца, с которой он был очень дружен до самой её смерти, то и дело всплывают объяснения, почему его в очередной раз не было там, где его ждали: Многоуважаемая Елена Дмитриевна, очень извиняюсь, что не пришёл сегодня. У меня был брат, и мы с ним бранились, и я никуда

Живопись, которую мы выбираем

О двух картинах Татьяны Сорокиной, или О живописном восторге, оргиях, конструкциях и Боливаре

28 марта 2014 Людмила Бредихина
Живопись, которую мы выбираем
Иногда пытаюсь представить оживлённый разговор о живописи, который происходит где-нибудь в публичном месте. В электричке, например, в кафе или сауне. На вернисаже в галерее современного искусства. И не получается. На людных музейных выставках, скорее всего, услышишь про то, как чей-нибудь портрет следит за тобой взглядом. На прерафаэлитах в Пушкинском одна женщина упрямо обращала внимание всех проходящих мимо на мастерски написанные нити на бахроме, а другая громко разыскивала мелких животных (мышек, пауков, птичек) в углах разных картин. И это правильно! Тем, пожалуй, и замечательна живопись, что способна вызывать непосредственную, живую реакцию, если не у всех людей, то у некоторых, может быть, даже у многих. Завтра же в Третьяковке на Крымском сразу после залов Зинаиды Серебряковой и