Показать меню
Реставрация

Владимир Сарабьянов: Здесь жизнь жительствует, и мудрость сочетается с непосредственностью

Памяти художника-реставратора, ученого, подвижника

6 апреля 2017 Владимир Липилин, Наталья Львова
Владимир Сарабьянов: Здесь жизнь жительствует, и мудрость сочетается с непосредственностью
Владимир Дмитриевич Сарабьянов преставился 3 апреля 2015 года. Его имя при жизни стало частью мировой культуры. Он был не просто уникальным специалистом по древнему русскому искусству, он был из тех, кто спасает, воскрешает, дает жизнь. С 1991 года он бригадир художников-реставраторов, руководил реставрацией икон из музеев России и комплексными реставрационными работами по древнерусским фрескам Мирожского и Снетогорского монастырей Пскова, храмов Новгорода, Полоцка, Старой Ладоги, фрескам Андрея Рублева в Звенигороде, ансамблям монументальной живописи Московского Кремля и Кирилло-Белозерского монастыря. Этот разговор был записан в декабре 2011 года, буквально на ходу — Владимир Дмитриевич выкроил время и лично провел нашего корреспондента Владимира Липилина и фото

Галина Шеляпина: Когда Шухов строил башню, болты были более дорогим решением

О том, что если башню разобрать, собрать ее будет невозможно, бессмысленно

29 апреля 2014 Иван Куликов
Галина Шеляпина: Когда Шухов строил башню, болты были более дорогим решением
Судьбой памятника инженерной мысли, башни Шухова на Шаболовской — может стать пословица: «что имеем — не храним, потерявши — плачем». Перспектива одним росчерком министерского пера уничтожить любимую башню повергла город в состояние шока. И не одни москвичи ужаснулись: письмо в защиту памятника подписали ведущие архитекторы нашей страны и мира. Башня, к счастью, ещё не потеряна, но чтобы сохранить её для потомков необходимо уже сейчас принять решение о том, что следует предпринять. А это зависит от диагноза состояния башни, который варьируется в диапазоне от «простоит ещё столько же» до «рухнет через 2–3 года». О том, что происходит с башней на самом деле, рассказывает Галина Шеляпина — заведующая отделом конструкц

Павильон машины времени

После реконструкции открылся кинозал Круговой панорамы

4 апреля 2014 Наталия Бабинцева
Павильон машины времени
ВВЦ возвращают прежнее название — ВДНХ. В недрах «Рабочего и колхозницы» открыт выставочный павильон. В 46-м павильоне временно обосновался Политехнический музей. Скоро здесь построят огромный океанариум, откроют инновационный кампус, очистят фонтаны, проложат велодорожки и возведут Центр качества жизни. Возможно, жизнь станет качественнее. А пока ВДНХ посылает нам привет из 90-х. Водитель игрушечного паровозика норовит насильно затолкать вас в карликовый вагон и отвезти на ярмарку меха, единственная доступная навигация приводит к павильону с надписью «Живые акулы», к нему примыкает павильон «Кунсткамера: человеческие уродства». Туда, по всей видимости, отвозят тех, кому посчастливилось вступить с акулами в близкий контакт. Водителю паровозика невд

Яна Ильменская: Что будет, если сотрем?

Реставратор Центра Грабаря рассказывает историю возвращения картины Генриха Семирадского

10 января 2014 Александра Пушкарь
Яна Ильменская: Что будет, если сотрем?
Классический роман XIX века вырос из криминальных хроник. Заметка в прессе произвела сюжет. Так бывает. Так писали Диккенс, Гюго, Мопассан, Достоевский, Толстой, Лесков. Детективная история, о которой речь, им бы сгодилась. Это судьба картины «Утром на рынок» Генриха Семирадского. Она пропала из музея, долго скиталась невесть где, возможно, покинула Россию и внезапно вернулась, но изменённой, чужой. Новоделом, в котором от подлинника разве что холст. И долго-долго в Центре Грабаря, alma mater отечественной реставрации, не могли понять, она это, или нет. Вот если б я была вовсе не я, а например, Толстой (чего мы, конечно, никоим образом не допускаем), то непременно бы решила, что эта история типическая. Типическая пропажа ― ну, разве не так из крупнейших музеев России вывезли