Показать меню
Поэзия

Февральские праздники

Борис Пастернак. 125

10 февраля 2015 Полина Барскова
Февральские праздники
У каждого читателя есть в жизни им читаемого поэта момент, представляющийся ключом, настоящим золотым ключиком, ну или там камертоном, по которому настроена вся эта история. Поскольку в жизни поэта, как и в любой жизни, как и в читателя жизни, моментов много, то мнение меняется — сегодня важным кажется одно, завтра — другое. Калейдоскоп крутится и вертится. Во всей жизни, да-да, естественно творческой, а что можно ответственно считать не творческой, про что точно известно — это-де не ляжет в копилку-мясорубку? - поэта Бориса Пастернака именно сегодня мне кажется самой важной ночь, проведенная им перед тем, как совершить  утренние водные процедуры, вставить челюсть, провести потеющей холодной рукой по слишком жестким волосам и, выйдя в комнате к похожей на гриб, по

Прописка

О стихах Петра Билыводы, украинского поэта, погибшего в 1997 году

5 февраля 2015 Виктор Филимонов
Прописка
  …У потоцi вантажних машин, що тече крiзь залiзний Донбас, бог дороги, напевне, лишив металевий байдак i для нас…   В потоке машин грузовых, что течет сквозь железный Донбасс, бог дороги, наверно, оставил металлический челн и для нас.                                          Петро Билывода. Сквозь Донбасс   Время и место: из личных переживаний. Пролог Петро Билывода - Петр Шевченко, с которым мне случилось совпасть в ответственный момент нашего совместного мировоззренческого роста. Его стихи - живые факты общей духовной

Поезд-призрак в Уфалей

На ранних поездах Бориса Рыжего

30 января 2015 Константин Богомолов
Поезд-призрак в Уфалей
Кажется, что история пригородного поезда "Свердловск/Екатеринбург – Верхний Уфалей" восходит к истории самой железной дороги. Всякое утро на памяти поколений этот поезд покидал свердловский вокзал, чтобы под вечер вернуться из Уфалея и тотчас снова покатить в Уфалей. Я, рожденный в семье дачников, начал ездить на этом дачном поезде раньше, чем выучился ходить. И вот на днях лента местных новостей принесла похоронку: с 1 февраля сего года нерентабельного уфалейского поезда больше не будет. Ну да, мы помним, сложные настали времена, и теперь нужно не только терпеливо затянуть пояса¸ но заодно и меньше колесить. Правда, у нескольких больших сел и деревень, лежащих между Екатеринбургом и Уфалеем, больше не будет прямого сообщения со столицей Урала, что, конечно, затруднит

Ольга Седакова. Стелы и надписи

Просьба одна у нас всех

11 декабря 2014 Игорь Зотов
Ольга Седакова. Стелы и надписи
Не помню когда именно, не так чтобы очень давно, я полюбил прогулки по кладбищам. По сельским, уединенным и мирным, с простыми крестами, на которых только и есть, что имя-фамилия, даты рождения, смерти, редко - фотография. Городские кладбища, особенно московские, особенно новые, будто тщатся дублировать жизнь посюстороннюю, суетную - пробиться, выделиться, не делом, разумеется - какой из покойника делец? - а гранитом, мрамором, ваянием и стихами. Чудовищными. Читаешь и недоумеваешь: к чему это мертвым? А живым? Уверен, неуклюжие попытки "увековечить" происходят из трагической невозможности осознать смерть. Когда искренне хочется выразить не просто многое, но недоступно многое. А проще: когда нет веры, обстоятельства этого мира сами собой переносятся на мир загробный. Больше др

Припасли, дружок, немного водочки, вот теперь ее и разопьем

120 лет назад родился поэт Георгий Иванов

30 ноября 2014 Константин Богомолов
Припасли, дружок, немного водочки, вот теперь ее и разопьем
В тот раз, лет шесть назад, я приехал в осенний Париж автобусом из Антверпена. И вдруг остался без ночлега. Оказалось, что в уютную квартиру у сада Тюильри мне суждено вселиться лишь поутру. Денег было в обрез, и я добрел до вокзала Сен-Лазар, вокруг которого прорва дешевых гостиниц. Толкнул двери на рю Будапешт – и тотчас, без паспорта, получил ключ в обмен на тридцать, кажется, евро. Я и прежде бывал в отменных дырах, но этот парижский номер превзошел все ожидания. Дыры здесь были чисто конкретные: в стенную входили оба кулака, дыра в полу вместила бы обутую ступню. Помимо кровати в комнате был стол навроде письменного, но за ним не с руки было писать даже прощальную записку: это была груда размокших и заплесневелых досок, составленных в виде стола. О виде из окна говорить был

Пусть я кого-нибудь люблю

Как мы ездили в Тарханы к Лермонтову, о дороге между Софией и Александрией, о неживом бобре и "кротовых норах"

7 ноября 2014 Владимир Липилин
Пусть я кого-нибудь люблю
За две недели до поездки я праздно шатался по среднерусским лугам в туманах теплых, банных, почти парных. Вдруг с бугра картина: в долине, где одна-единственная ветла, стали друг напротив друга, шагах в десяти, двое в черных плащах. Я достал камеру, щелкнул, но пока шел к ним, пока форсировал речку в камышах, фигуры исчезли. Вечером рылся в старых журналах, из одного спланировал листок, а там пошаговая, с рисунками инструкция: как стреляться на дуэли. К чему бы это? – мог подумать я. Но не подумал. Двести лет со дня его рождения общество отметило без оголтелого надрыва. Обошлось без вертолетов с воздушными шариками, барражирующих  в условленный день над местами, связанными с поэтом. Работники музеев выдохнули, поскольку отлично помнят, как всякая весомая лермонтовская д

Человек-аббревиатура

120 лет назад родился поэт Николай Оцуп

4 ноября 2014 Константин Богомолов
Человек-аббревиатура
Читая рукописный альманах Корнея Чуковского «Чукоккала», замечаешь: два стойких чувства не покидали петроградских литераторов в первые советские дни и годы: чувство голода и чувство юмора. Сочинители падали в голодные обмороки, бились за скудные пайки, – и шутливо обыгрывали свои страдания в экспромтах, эпиграммах и пародиях. Смешил литераторов и парад аббревиатур, которыми метила себя новая власть. Однажды Блок будто бы спросил у Чуковского, что значит аббревиатура ОЦУП. Я ответил, что насколько я знаю, это Общество Целесообразного Употребления Пищи, – напишет Чуковский много лет спустя, готовя к изданию «Чукоккалу» (которая, впрочем, выйдет только десятилетие спустя после его смерти). Этот ОЦУП так и припечатался к Николаю Оцупу. И никогда не суж

Другая Вера Полозкова

Я был только тогда и жив, когда ты смеялась

20 октября 2014 Мастер Чэнь
Другая Вера Полозкова
Именно с этим стихотворением у меня ничего не связано. Когда я впервые прочитал его на сайте Веры Полозковой, я уже закончил свою книгу "Этна" , где она стала прототипом главной героини. Там много ее стихов, но они другие. А это совсем не та Вера, что описана у меня, и честно говоря, мне иной раз даже страшно читать это стихотворение. И все-таки, все пять презентаций моей книги я завершал именно им. И всякий раз у меня дрожал голос. Вера написала его от имени мужчины, почему-то она любит так делать. Прочитаешь, и хочется подойти к ней, протянуть яблоко, сделать для нее что-то хорошее.  Настолько неожиданными показались стихи.                         &nbs

Места силы в Казани

О йоге с улицы Бутлерова, исчезнувшем трамвае и частном секторе в пятой главе Поэтического путеводителя

8 октября 2014
Места силы в Казани
«Культпросвет» продолжает публикацию рассказов из «Поэтического путеводителя» (о нём подробно рассказал один из его составителей Андрей Родионов). 80 поэтов из 20 городов России написали по маленькому лирическому очерку о важных для них местах. Сегодня ещё три автора из Казани. Квартира на 5-м этаже хрущёвки по улице Бутлерова служила  мне домом несколько лет. Из окна её виднелось главное здание Медицинского университета, а выше за углом стояла Городская психиатрическая больница. На первом этаже дома располагался книжный магазин «Фиалка», целое поколение университетских нигилистов и декадентов воровало в нём книги из принципиальных соображений общности искусства. Мои задумчивые друзья частенько поднимались ко мне на 5

Мотыльки

Новый альбом Федорова и Волкова в ЦДХ

26 сентября 2014
Мотыльки
Неделю назад в ЦДХ состоялась премьера документальных хроник «АукцЫона», смонтированных из семи лет жизни. «Еще» - так называется бессюжетное, беспредметное и авангардное явление музыки из всего, что могло бы стать песней и становится ею у нас на глазах. Фильм мог бы обойтись без разговоров, но и те, что есть, достаточно случайны и не подчинены формальному плану. Интервью на камеру и разговоры «об умном» в череду с записями концертов – скорее формат для какой-нибудь фундаментальной антологии «АукцЫона», которую когда-нибудь уже составят в аккуратный и педантичный сериал. Наконец-то всем на радость, режиссер Дмитрий Лавриненко показывает бесценное: что происходит в процессе студийной работы или когда Федоров намумукивает Озерскому будуще