Показать меню
Поэзия

Осип Мандельштам памяти Андрея Белого

Ледяная рождается связь

24 сентября 2014 Игорь Манцов
Осип Мандельштам памяти Андрея Белого
  Виктор Шкловский утверждал: При разговоре Андрей Белый никого не замечает. В 1924-м Шкловский рассуждает о Белом почтительно, но с заметной иронией: Первоначально он писал в конце глав замечания о том, что он в это время болел или рос. Всё время кажется, что повоевавший агрессивный Шкловский злонамеренно уличает Андрея Белого в инфантильности и выпендрёже: Для современного читателя ежесекундные отправления Белого от каждого слова в бесконечность кажутся модами 1901 года… Тяжело узнавать на каждой строчке, что «чело-век» значит «Чело Века. Однако, в стихотворении неагрессивного Осипа Мандельштама на смерть Андрея Белого тоже всё время говорится о молодости. О воле самого Белого к молодости и о потенциальном, о грядущем интересе молодых к ушедшему

Александр Кушнер. Времена не выбирают

В них живут и умирают

30 июня 2014 Мария Семёнова
Александр Кушнер. Времена не выбирают
Пожалуй, самого любимого стихотворения у меня нет. Я достаточно рано в детстве стала сочинять стихи и тогда же выслушивать: про свиное рыло и калашный ряд... Возможно, поэтому я и не влюбилась ни в одного поэта. Если мне нужно стихотворение, отражающее определенное душевное движение, я его сочиняю, а не роюсь в памяти или на полках. Мне нравится Высоцкий, но не весь, отдельные строки в отдельных стихотворениях. Дай Бог любому поэту родить несколько строчек, которые станут афоризмом! Отшелушится всё остальное, но что-то действительно останется на века. Например, из Кушнера:  Времена не выбирают, в них живут и умирают. Или вот, из Заболоцкого: ...но что есть красота И почему её обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, Или огонь, мерцающий в сосуде? Если р

Военно-морской Пушкин

Путешествие в Болдино с труппой бродячих артистов

24 июня 2014 Игорь Зотов
Военно-морской Пушкин
В июне в длинные праздники мне удалось, наконец, побывать в Болдине. Отправились мы туда в компании артистов Театра-школы драматического искусства. Пару лет назад они сочинили спектакль по пушкинским стихам и время от времени играют его в пушкинских местах. Ехали, почти в точности следуя маршруту Пушкина, когда тот 31 августа 1830 года отправился в родовое имение улаживать денежные проблемы накануне женитьбы на бесприданнице Наталье Гончаровой. Он думал обойтись неделей-другой, но случилась холера, дороги закрыли, и итогом невольного заточения стала самая, наверное, гениальная осень в истории мировой литературы. В Болдине Пушкин создал, по-моему, всё своё лучшее: завершил "Онегина", написал "Маленькие трагедии", "Повести Белкина" и много стихов. Дорога заняла

Военные стихи Бориса Херсонского

Человек от рождения взят на прицел

18 июня 2014 Игорь Зотов
Военные стихи Бориса Херсонского
Когда поэты, точно репортеры, бросаются писать стихи "по поводу", выходит фальшиво. То пафос чрезмерен, то рифма глупа, то ритм сбит. У одессита Бориса Херсонского всё иначе. Его новая книга "Missa in tempore belli. Месса во времена войны" вышла только что в "Издательстве Ивана Лимбаха". Она и поэтически безупречна, и исполнена в вечном жанре главного христианского богослужения. Эти стихи не нуждаются в комментариях. Всё, что в них, - происходит прямо сейчас, на наших глазах.     * * * Восходит Солнце Истории. Люди кричат: "Виват!" Ты тоже кричишь "Виват", а значит — не виноват. Холод тебя не возьмет, пламя не опалит, поскольку ты командир и есть у тебя замполит. И есть у тебя рядовые &

Николай Заболоцкий. Мы забываем о деревьях

В лес виза не нужна

10 июня 2014 Игорь Манцов
Николай Заболоцкий. Мы забываем о деревьях
  В первой половине 80-х прославилась рок-группа «Круиз». Здание тульской филармонии брали штурмом оголтелые толпы, наиболее ловкие буквально ползли к кассе по головам наиболее терпеливых. У «Круиза» среди прочих любопытных песенок была следующая: Послушай, человек, Я – дерево, Ни рук, ни ног, Беззащитное созданье. Хотя и лишено сознанья, Но всё же я твой лучший друг… Чуть позже массовыми тиражами начали издавать раннего Николая Заболоцкого, у которого отыскалось похожее: Вот мы нашли поляну молодую, Мы встали в разные углы, Мы стали тоньше. Головы растут, И небо приближается навстречу. Затвердевают мягкие тела, Блаженно древенеют вены, И ног проросших больше не поднять, Не опустить раскинутые руки… Сходс

Полюбите меня, полюбите!

Николай Олейников «Генриетте Давыдовне»

15 апреля 2014 Александр Шабуров
Полюбите меня, полюбите!
С поэтом Олейниковым я впервые столкнулся в подвале другого поэта Б.У. Кашкина. Во времена повального увлечения Хармсом. Б.У. Кашкин же в его адрес кривился, а вот Олейникова превозносил. Мне Олейников показался немного неправильным. Недоделанным, что ли. Ну почему он не может в рифму писать? Почему демонстративно сбивается с ритма? Кто такой «индей», наконец? Недоработка редактора. Я бы его подправил. Хотя сам тогда не то чтобы работал барабанщиком, но в одном странном ансамбле периодически стучал по барабану большой палкой. Чтобы все прочие недомузыканты функционировали в едином ритме. А когда они в этот ритм входили — и уже при всём желании не могли из него выйти, — позволял себе лупить по барабану абы как. Самое близкое мне стихотворение — про

«Пузыри земли» Александра Блока

Душа моя рада всякому гаду

27 марта 2014 Игорь Зотов
«Пузыри земли» Александра Блока
Есть у меня заветное одно местечко ― под Калугой на речке Суходрев. Сяду над излучиной, сзади сосновый бор, слева поле, справа между ивами змеится русло ― лёгкий ропот воды. Ни души. Только прошумит вдали электричка, да редко пройдёт рыбак. Смотрю вниз ― река делает здесь крутой поворот, подтачивает высокий глинистый берег, в котором зияют ласточкины норы, и скрывается за другим поворотом. И тогда всякий раз приходят на ум эти строки: Вот сидим мы, дурачки, ― Нежить, немощь вод. Зеленеют колпачки Задом наперёд... Такой своеобразный у меня «дауншифтинг». Правда, блоковские герои-чертенята сидели-то «на мху посреди болот»: Это Вечность Сама снизошла И навеки замкнула уста. Ну да: в болоте уже замкнула, а в речном потоке ещё шепчется. Я бы се

Варенье от Дороти

В доме-музее поэта Вордсворта, Грасмир, графство Камбрия

10 февраля 2014 Александр Шабуров
Варенье от Дороти
У нас английский поэт Вордсворт известен куда меньше Байрона, на родине — наоборот. Хотя Пушкин именно про него сочинил «Суровый Дант не презирал сонета…», а также превозносил Вордсворта за то, что тот писал «языком честного простолюдина» и сближал поэзию с разговорной речью. Половина стихов Вордсворта выглядит так. Поэт выходит из дома [1] и слушает рассказы встречных сельчан. Ему попадаются: Покинутая индианка, Странствующий старик, Сумасшедшая мать и Слабоумный мальчик. Мальчика послали в город за подмогой, а он отпустил поводья и всю ночь коняга везёт его не туда. Старик идёт в больницу проститься с сыном. Не умеющая считать девочка [3], живущая при кладбище, рассказывает, что из её семьи двое умерли, двое уплыли, двое уехали в деревню, но вместе