Показать меню
Первая мировая

Русская армия в Галицийской битве

Из дневников военного врача Василия Кравкова, август-сентябрь 1914-го

20 сентября 2014
Русская армия в Галицийской битве
  В связи со столетием начала Первой мировой войны издательство «Вече» публикует в серии военных мемуаров ранее малоизвестный и до последнего времени труднодоступный литературный памятник из фондов Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки. Книга называется "Великая война без ретуши. Записки корпусного врача". Речь идет о дневнике, который с 8 (21) августа 1914 по 3 (16) августа 1917 гг. вел высокопоставленный военный врач Русской императорской армии, действительный статский советник Василий Павлович Кравков (1859-1920). Уроженец Рязани, он является представителем семьи, хорошо известной в истории отечественной науки. Его младшими братьями были выдающийся русский ученый академик Николай Павлович Кравков (1865&n

Попирая и закусывая: кладбище Первой мировой на Соколе

Об особенностях исторической памяти и московской градостроительной политики

28 мая 2014 Кирилл Михайлов
Попирая и закусывая: кладбище Первой мировой на Соколе
«О мёртвых либо хорошо, либо ничего» – в Древнем Риме это стало правилом, в Европе – высоким, не всегда достижимым образцом. Хорошо известны эти слова и нам, но, то ли по жестокости, то ли из-за равнодушия память об умерших мы часто попираем, причём иногда в прямом смысле слова. Тем покойникам, которые лежат на бывшем Московском братском кладбище, вместо заслуженной памяти досталось «ничего». Фото с сайта: www.sokol-75.ru В парке на месте кладбища шашлычная, кинотеатр, детские площадки, жители окрестных домов выгуливают собак. Решение об открытии кладбища было принято вскоре после начала Первой мировой войны, которую тогда называли Великой войной. Место выбрали возле Всехсвятской церкви, которая и до сих пор стоит рядом с метро Сокол. Пе

День отречения в дневниках Николая II и императрицы Александры Федоровны 1917-1918

Два тома документов с комментариями историка Владимира Хрусталева в уникальном издательском проекте

18 апреля 2014
День отречения в дневниках Николая II и императрицы Александры Федоровны 1917-1918
Дневники Николая и Александры публикуются не впервые. Большевики печатали их в выдержках даже в 1920-е. Но очень скоро прекратили. Желаемого эффекта не получалось: вместо того, чтобы распалять ненависть, дневники располагали к свергнутому порядку. Следующий этап для царских архивов начался в конце 1980-х. С тех пор они издавались и переиздавались десятки раз. И все же преставляемое издание вызывает особый интерес: способ подачи материала здесь уникальный. И не только потому, что это "параллельные" дневники Николая и Александры. Редактор и составитель публикации Владимир Хрусталев называет ее биохроникой. Что это такое? Это когда запись, какая она ни есть, восстанавливается не домыслом комментатора, а такими же поденными заметками друзей, соратников, близких, соврем

Владимир Хрусталев: Как убивали Романовых

Историк-исследователь, публикатор дневников императорской фамилии о предательстве, о страстях и о казни семьи в масштабе европейской геополитики

18 апреля 2014 Александра Пушкарь
Владимир Хрусталев: Как убивали Романовых
На что похожа История? История похожа на огромную коммунальную квартиру. Мы все в ней прописаны — все жильцы, все участники. Иные из комнат заселены. Можно войти, представиться, расспросить. Другие — пусты и запечатаны, спросить не у кого, и только по тому, что оставили по себе люди, можно понять, какими они были. Зачем? Да затем, что живем вместе! Долевые собственники общего жилья. А что такое время? Категория разума, то есть часть нас самих. Каким хотим, таким и видим его. Если оно в самом деле единое пространство комнат-эпох, то нас нельзя делить на "мы" и "они" — мы одно. И кто знает, не живут ли за стеной наши пращуры, не слышат ли нашу возню, и не стыдно ли им за нас. Самый верный способ попасть туда, за стену, — документы, письма и днев

Константин Пахалюк: Первая мировая - это две разные истории

О вреде юбилейного мышления и о том, зачем простым гражданам вспоминать свое прошлое

10 февраля 2014 Александра Пушкарь
Константин Пахалюк: Первая мировая - это две разные истории
Неправда, что Историю придумали в Академии наук. Ее изобрели мы. В самом деле, ведь это мы открываем сайты, снимаем кино, публикуем архивы и так горячо обсуждаем вековую давность, как если бы сами ее пережили. Почему именно сейчас, а не лет 30 назад, когда отворились архивы? Дело, мне кажется, в том, что в конце 1980-х на нас обрушилось слишком много информации. Нас раздавило, размазало, мы захлебнулись и изошли на пузыри. А пузыри это не История, а продукт брожения. Умов. Тот броуновский разбег мысли не привел к единому знаменателю: общество в целом оставалось равнодушным к истории и вообще – равнодушным. Потихоньку забывало и забывалось. Мы по отдельности - очень smart, соображаем молниеносно, как суперкомпьютер. Мы вместе - допотопная кувалда, тугая и неповоротлива